dambiev (dambiev) wrote,
dambiev
dambiev

"Эскадрилья Дамбиева при бомбардировке побере­жья потопила два американских военных корабля"



Вчера отметили День дальней авиации ВВС России. На сайте газеты Буряад Унэн опубликована статья Баясхалана Дабаина "Военный летчик-журналист Дамбиев из Бурятии вернулся с фронта без царапины", посвященная моему деду.

30-11-2016

Удивительные люди – фронтовики. Ради Победы отда­вали самое дорогое, что было у них – жизнь. Пройдя все круги фронтового ада, как никто другой любили жизнь во всех ее проявлениях. Об этом мы говори­ли на днях с сыном фронтовика, военного летчика, поэта и журналиста, доктором технических наук, заслуженным энергетиком РФ Цыреном Дамбиевым, пишет газета «Бурятия».

- Мой отец Цыден-Еши Дам­биев родился 15 февраля 1922 года в урочище Ара-Билютай Селенгинского аймака. Дет­ство его прошло в небольшом улусе из 11 дворов. В возрасте девяти лет отец пошел в шко­лу, которая находилась почти в 100 км от его дома – в селе Ноехон. Отец и его сверстники добирались до школы почти сутки - с четырех утра до двух часов ночи. Особенно трудным был путь зимой, когда вокруг зловеще выли голодные вол­ки. Но ребята, несмотря ни на что, ходили в школу. Такая вот была тяга к знаниям, - вспоминает он.


Цырен Дамбиев издал сборник стихов отца

Фото Аркадия БАТОМУНКУЕВА

Слушая рассказ сына об от­це-фронтовике, представляю картину. На обочине дороги Закаменск - Улан-Удэ стоит 16-летний паренек, в его руках видавшая виды котомка с не­хитрыми пожитками. Конечно, Цыден-Еши не предполагал тогда, какие суровые испыта­ния уготовила ему судьба. Шел 1938 год - смутный, тревож­ный, с жутким, пугающим об­разом тех лет – черным ворон­ком. И вот она, долгожданная попутка-полуторка, которая уносила его в большой город. Цыден-Еши покидал родовое стойбище, расположенное в долине Ара-Билютай, непо­далеку от священной горы Токсор-Баабай. Юноша на кры­льях мечты – получить образо­вание – летел в Улан-Удэ.

В столице, полной тре­вожных ожиданий и надежд, Цыден-Еши поступил в Улан-Удэнский педагогический раб­фак. Там-то и приобщился к чтению книг: ночи напролет читал художественную лите­ратуру и стихи бурятских по­этов. Жадный до знаний, та­лантливый паренек вскоре и сам начал писать стихи. Они, как птицы, которые всегда стремятся в небо, рвались из глубины души, шли прямо от сердца.

Как-то принес Цыден-Еши свои стихи тогдашнему редак­тору «Унэн» Раднажабу Бим­баеву. Стихи понравились, и их опубликовали.

В тот период коллектив редакции переживал не луч­шие времена: большинство опытных журналистов попали под жернова репрессий. Как вспоминал бывший редактор «Унэн» Даши Лубсанов, Рад­нажаб Бимбаев был вынуж­ден принимать на работу не­опытных журналистов. Так, в сентябре 1939 года 17-летний Дамбиев оказался в штате «Бу­ряад-монголой унэн» в каче­стве собкора газеты по четы­рем районам - Селенгинскому, Кяхтинскому, Джидинскому, Закаменскому. Тогда Цыден-Еши и другие начинающие журналисты – Цырен Очиров, Даши Лубсанов, Цыден Ци­будеев – постигали сложную журналистскую науку под опекой опытных газетчи­ков - Дарижаба Дамдинова, Юмцарая Цыренова, Цыдыпа Нимаева, Василия Галданова. Цыден-Еши схватывал все на лету: на страницах издания стали появляться его корре­спонденции о том, как живут и трудятся колхозники южных районов республики. В дово­енные годы он совершенствовался в поэзии: с 1938 по 1941 год в «Унэн» опубликовано бо­лее 20 стихотворений и одна поэма даровитого поэта и жур­налиста.

В начале 40-х молодой ли­тератор мечтал поступить в институт. Но все его планы нарушила война - летом 1941 года его призвали в армию.

- Мой отец был крепким, широкоплечим и по состоя­нию здоровья подошел лет­чикам, – продолжает Цырен Дамбиев. – Его взяли в Ново­сибирскую военную авиаци­онную школу пилотов (ВАШП) ВВС Красной Армии. В то вре­мя там же учился Даширабдан Батожабай. Во время учебы в 1942 году отца и других кур­сантов бросили в самое пекло – под Сталинград. Отец попал в «мясорубку»: из их полка, состоявшего из 900 человек, в живых осталось только 90. Там же, под Сталинградом, он вступил в ряды ВКП(б). В 1943 году вернулся доучиваться в Новосибирск.

По окончании авиашколы Цыден-Еши Дамбиев снова на фронте: громил врага под Ста­линградом и Курском.

В летной школе и на фрон­те в пламенном сердце летчи­ка рождались стихи. В одном из них он, обращаясь к роди­телям, писал, что «возмужав­ший, идет на войну с муже­ством Гэсэра», «уничтожит врагов и вернется». Писал о том, что «пойдет по дороге ге­роев» и будет громить врага. Поэт, воспевавший богатыря-Гэсэра и Отчизну, сдержал сло­во: нещадно бил врага. С весны 1944-го бурятский летчик во­евал в составе 339-го бомбар­дировочного авиационного ордена Суворова полка 22-й гвардейской Донбасской Крас­нознаменной бомбардировоч­ной авиационной дивизии. Военный пилот Дамбиев летал на легендарном ночном бом­бардировщике Ли-2. Вместе с боевыми друзьями выполнял боевые задачи по уничтоже­нию важных стратегических объектов противника. Уча­ствовал в разгроме восточно-прусской группировки врага. Одна из ключевых операций, в которых он принимал участие, – Кенигсбергская.

- Отец особо не рассказы­вал о войне, - говорит Цырен Дамбиев. - Только иногда вспо­минал о том, как бомбили Ке­нигсберг. Там такое творилось! Над некогда неприступной крепостью летали сотни на­ших бомбардировщиков. Слу­чалось, что бомбы попадали на свои же самолеты. Как-то по­ведал о том, как возвращались с боевых вылетов, и в огром­ных казармах было больше половины пустых коек. Много летчиков погибли. Боевых то­варищей поминали прямо в казармах.

За подвиги, совершенные в годы Великой Отечествен­ной войны, Дамбиев был на­гражден двумя орденами и не­сколькими медалями. Пока, к сожалению, удалось отыскать лишь один наградной лист на медаль «За отвагу». Сухие строки фронтового документа за подписью командира 339- го бомбардировочного ави­аполка гвардии полковника Поликарпова, конечно же, не могут в полной мере передать то, что испытал на войне от­важный бурятский летчик: «… Гвардии лейтенант Дамбиев с июня 1944 года совершил 13 боевых вылетов с боевым на­летом 64 часа. Летал на цели Пиллау, Кенигсберг, Данциг, Берлин, в воздухе чувствовал себя смело, уверенно…». Кста­ти, этим же приказом вместе с Цыден-Еши медалью «За от­вагу» был награжден и дру­гой бурятский военный пилот Бадма Дубшанов. О нем мало что известно: родился в Ки­жингинском (или Хоринском) районе, скончался в госпитале, похоронен в немецком Потсда­ме.

- Отцу повезло, - говорит сын храброго летчика. - На войне у его не было ни од­ной царапины. Перед тем, как уйти на фронт, его дядя, лама Тамчинского дацана (Цырен-лама), зашил ему в рубашку буддийский оберег, наказав ни в коем случае не вытаскивать. Однополчане узнали об этом обереге и о том, что самолет, на котором летал отец, всег­да возвращался целым. Отца брали в полет как талисман: он летал в одном экипаже с ко­мандирами полка, эскадрильи, корпуса, и их самолеты всег­да возвращались на аэродром изрешеченными, но экипаж оставался живым и невреди­мым.

После Победы бесстраш­ный летчик Дамбиев, как и обещал в своих стихах, вер­нулся домой. И в Улан-Удэ на одном из перекрестков судь­бы встретил свою единствен­ную и ненаглядную – будущую жену Марию Михайловну Матхееву. В 1947 году молодая чета переехала в Белоруссию. В городе Слуцк Цыден-Еши служил замполитом эскадри­льи. А потом снова была война. В 1951-1953 годах в должно­сти заместителя командира эскадрильи тяжелых бомбардировщиков участвовал в Корейской войне. Только в начале 70-х его наградили за подвиг, совершенный в небе Кореи: эскадрилья Дамбиева при бомбардировке побере­жья потопила два вражеских корабля.

В 1954 году Цыден-Еши Дамбиев влился в коллектив родной газеты. В том же году ответственный секретарь га­зеты «Буряад-монголой унэн», прошедший две войны, при­нял на работу своего коллегу – фронтового летчика Даши­рабдана Батожабая. Три года в должности ответсека Цыден- Еши Бадмажапович трудил­ся плечом к плечу с другими фронтовиками, включая кава­лера ордена Ленина Намдыка Цыбенова.

Затем были годы учебы в Высшей партийной школе, откуда он присылал корре­спонденции в «Унэн». После трудился заведующим секто­ром печати обкома партии, за­местителем редактора газеты «Заря коммунизма», а с 1964 года – заместителем начальни­ка Улан-Удэнского аэропорта.

- Отец был хорошим се­мьянином, - говорит Цырен Дамбиев. - Любил жену, детей. Был заядлым охотником и ры­баком. Помню, как-то мы ез­дили на охоту на оронгойское озеро. Взяли с собой тогдаш­него министра торговли Ми­хаила Хабалова: отец обучал его охотничьему делу. Не было предела радости Хабалова, когда он подстрелил гуся!

Судьба отмерила летчику, журналисту, поэту всего 43 года. Перед уходом из жизни он напутствовал сыновей: старший Цырен обязательно должен стать ученым, причем настоящим, а младший Лео­нид – непременно врачом. Сы­новья выполнили наказ отца: старший сын стал доктором технических наук, профессо­ром, а младший после окон­чания мединститута работал врачом скорой помощи.

Цырен Дамбиев расска­зывает о своем отце с особой теплотой. И в каждом слове о нем - частичка памяти. Когда почетный энергетик РФ был еще совсем маленьким, отец подарил ему игрушечный па­ровоз, словно открывая дорогу в будущее: Цырен Цыденович окончил Московский институт инженеров железнодорожно­го транспорта. Он, улыбаясь, говорит, что до сих пор отец помогает ему с небес: «Его дух сопровождает меня».

В 1998 году Цырен Цыде­нович, выполняя сыновний долг, собрал воедино отцов­ские стихи, опубликованные в газете «Буряад-монголой унэн» и на грант Сороса из­дал маленький сборник стихов «Баяртайхан дууланам» («Пою с радостью»). Действительно, Цыден-Еши Дамбиев писал трогательные, дарующие ра­дость стихи. До последнего вздоха писал звонкие, чистые, певучие стихи, наверное, по­тому что был рожден для того, чтобы летать, с радостью петь и дарить людям наполненные жизнью строки…

Баясхалан ДАБАИН

Tags: Буряты, ВВС, История, СССР, лица эпохи
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 1 comment