dambiev (dambiev) wrote,
dambiev
dambiev

Главный хирург 1 гвардейской танковой армии.


Молдаванов Иннокентий Александрович.
Родился 5 мая 1909 г., село Шуйта Боханского района Иркутской обл., бурят.
Окончил  в 1935 году военно-медицинскую академию в Ленинграде.
Полковник медицинской службы в запасе.
Участие в боях:
Война с белофиннами с 30.11.1939 г.  по 13.3.1940 г. в должности начальника хирургического отделения;
Великая Отечественная война:
Карельский фронт с 22.06.1941 г. по 01.06.1943 г. в должности ведущего хирурга;
Воронежский фронт с 01.06.1943 по 01.04. 1944 в должности армейского хирурга;
1-й Украинский фронт с 01.04.1944 г. по 01.12.1944 г. в должности главный хирурга армии
1-й Белорусский фронт с 1.12.1944 г. по 9.5.1945 в должности главный хирурга армии.
Под катом статья М.И. Молдавановой о своем отце:

Мой отец - Иннокентий Алексеевич Молдаванов, полковник медицинской службы, кандидат медицинских наук, участник 2-х войн - Карело-Финской с белофиннами 1940 г. и Великой Отечественной войны, которую прошел в составе 1 Гв. Краснознаменной танковой армии в качестве главного армейского хирурга военным победным путем от Курской Дуги до Берлина.


Он родился 5 мая 1909 г. в селе Шунта Боханского аймака Иркутской области в крестьянской семье. В 1924 г. вступил в комсомол, после окончания средней школы работал учителем начальной школы, учился в 1-м Московском медицинском институте, в 1934 г. вступил в ряды Рабоче-Крестьянской Красной Армии и был переведен с 4-го курса в Военно-медицинскую академию им. СМ. Кирова в г. Ленинград. В 1935 с отличием окончил это учебное заведение и был оставлен на работу в Академии (сначала адъюнктом, а затем преподавателем) на кафедре госпитальной хирургии в клинике профессора С.С.Гирголава. В 1936 отец женился на Елене Васильевне Имековой, моей маме. В 1937 г. родилась дочь Рита, это я. К сожалению, детей у них кроме меня не было, т.к. мама участвовала в Великой Отечественной войне и вернулась с войны больной.

В 1939—1940 гг. отец участвовал в войне с белофиннами. У меня сохранилась характеристика от 26 февраля 1940г., она гласит:

«Тов. Молдаванов И.А. прибыл в эвакогоспиталь 26.02.1940г., в момент разгара военных действий с белофиннами. Тов. Молдаванов проявил себя способным активным товарищем по организации 4 корпуса и налаживанию лечебной работы, отлично организовал лечение раненых и больных, применяя все последние новые методы лечения, за что получал благодарности от ранбольных.

Тов. Молдаванов за период работы в госпитале принимал активное участие в политической и общественной работе, занимался с санитарами по изучению материалов 6-2 сессии Верховного Совета СССР.

Политически грамотный, энергичный товарищ в проведении всех мероприятий, стоящих перед госпиталем.
Начальник госпиталя, военврач 2 ранга /Конь/.
Военком, старший политрук /Гуськов/»

Имеются в сохранившихся документах выписки из приказов о благодарностях военврачу 3 ранга И.А. Молдаванову «за заботливое и чуткое отношение к больным, хорошую организацию медицинской помощи».

В 1940 г. после подписания мирного договора между СССР и Финляндией отец вернулся в Ленинград и завершил работу над диссертацией на соискание ученой степени кандидата медицинских наук, успешно защитил ее и продолжил работу в академии в должности преподавателя госпитальной хирургии.

Известный бурятский писатель-журналист Раднай Андреевич Шерхунаев в книге «Сыны славной Бурятии» (Иркутск, 1999, стр.102) в статье «Видные деятели медицины» пишет: «Как это здорово - мы можем и имеем право гордиться достижениями земляка - шутка ли сказать: сын простого бурята - преподаватель Ленинградской военно-медицинской академии наряду с крупнейшими учеными страны! Прекрасный взлет человека к вершинам науки...»

22 июня 1941 г. началась Великая Отечественная война. С первых дней войны до победного конца отец участвовал в боях на Карельском фронте 14 армии, Воронежском, 1-м Украинском, 1-м Белорусском фронтах, в 1-й Гвардейской танковой армии.


24 июня 1941г. отец в должности военврача 2 ранга сформировал автохирургический отряд и выехал на Карельский фронт. В ноябре 1941 года он был назначен командиром медицинской роты и врачом-хирургом 12-го отдельного медицинского батальона в 10-й гвардейской стрелковой дивизии 14-й армии Карельского фронта.


Как и в каких условиях пришлось ему воевать описано известным советским писателем Владимиром Беляевым в документальной повести «Залив в тумане», опубликованной в журнале «Байкал» №2, 1963 г. Писатель Владимир Беляев, побывавший на Карельском фронте в качестве военного корреспондента, увидев своими глазами, что такое война, писал, что под несмолкающий вой пурги, под бомбами, лишенные порой самого необходимого для жизни - дров и пищи, врачи спасали раненых бойцов. Стояли страшные холода, кругом снег по пояс, дров негде взять. Отец, как начальник госпиталя, помимо организации медицинской службы, должен был думать о том, как спасать раненых от мороза и вшей... Автор повести пишет: «Я видел своими глазами самоотверженную и прекрасную работу этого скромного и удивительного человека в тяжелых условиях заполярного фронта».


Владимир Беляев приезжал в действующую армию на Карельский фронт, чтобы подготовить статью о лучшем воине-фронтовике для газеты. Достойным бойцом оказался мой папа, военврач, хирург Молдаванов. После окончания войны писатель вновь обратился к этому материалу и в 1963 году написал документальную повесть «Залив в тумане», где «одним из центральных героев повести является воспитанник комсомола Бурятии, хирург Иннокентий Молдаванов». Сослуживцами, врачами различных должностей, бойцами, офицерами, танкистами была дана высокая оценка его фронтовой деятельности, они все единодушно признали его «лучшим воином», достойным того, чтобы о нем писали. Это является лучшим свидетельством его подвига как врача в жесточайших сражениях с врагом. В. Беляев пишет в предисловии к повести: «Я хорошо помню, как его любили раненые бойцы и офицеры, и с каким глубоким уважением отзывались о нем его коллеги - врачи различных специальностей». («Байкал», 1963, №2, стр.14).

Отец никогда не рассказывал о войне, и мы, члены его семьи, жалея отца, старались не спрашивать об этом, чтобы не будоражить тяжелые воспоминания. Но однажды все-таки я не удержалась и спросила, какой момент на войне был для него самым трудным. Он ответил: «Карельский фронт. Одна мысль - как обогреть раненых».

В домашнем архиве нашей семьи сохранилась боевая характеристика на военврача 2 ранга Иннокентия Алексеевича Молдаванова, составленная в период его пребывания на Карельском фронте в качестве начальника автохирургического отряда: «Своей работой и внимательным отношением к раненым бойцам и командирам показал преданность общему делу Советского народа в уничтожении лютого врага - германского фашизма.

Не жалея сил, отдавал всю свою энергию, не считаясь с отдыхом и сном, тов. Молдаванов сутками работал у операционного стола, спасая жизнь бойцам и командирам.
Своим самоотверженным трудом заслужил деловой авторитет среди всего коллектива батальона.

Врач-коммунист тов. Молдаванов показывает образцы скромности, выдержанности и дисциплинированности. Активный участник партийной и общественной жизни батальона.
Беспредельно предан своей Родине и делу партии Ленина—Сталина.

Командир 172 МСБ военврач 2 ранга /Поджевский/
Военком, политрук / Шейнберг/.
14.11.1941.»

В августе 1943 года И.А. Молдаванова направляют главным хирургом в медико-санитарный отдел 1-й танковой армии, которой командовал будущий маршал бронетанковых войск, дважды Герой Советского Союза М.Е.Катуков. С этой армией он прошел весь боевой путь до Победы, до штурма Берлина. К тому времени Иннокентий Алексеевич имел за плечами солидный опыт организации медицинской службы во фронтовых условиях, прошел финскую войну и воевал на Карельском фронте, его высокая профессиональная и научная подготовка, организаторский талант ярко проявились в сложных фронтовых условиях действующей 1-й Гвардейской танковой армии. Об этом свидетельствуют слова командующего армией маршала М.Е. Катукова, взятые из его ответа на письмо журналиста из Бурятии Н.Д. Зугеева от 30.03.1975 г.: «Полковник Иннокентий Алексеевич Молдаванов действительно служил во вверенной мне Армии в Великой Отечественной войне в должности главного хирурга армии. Он в армии пользовался большим уважением и авторитетом. Я его очень ценил и уважал...». Так отзывается об отце прославленный командарм. У нас дома хранятся письма маршала моим родителям, копии этих писем я отправляю к Вам в музей.

В настоящее время в Музее истории Бурятии им. М.Хангалова вместе с орденами и медалями хранится личный подарок командующего армией М.Е. Катукова моему отцу — пистолет. По всей вероятности, в знак глубокого уважения и признания деловых и человеческих качеств был сделан этот подарок. Отец в душе гордился этой высокой воинской наградой и, как я помню, никогда не расставался с пистолетом.


Какие же нужно было иметь заслуги, чтобы получить из рук известного полководца награду - личное оружие.

Работа медиков во фронтовых условиях известна: полевой передвижной госпиталь 1-й танковой армии всегда шел рядом с наступающими частями, и врачи, как и все солдаты, на передовой линии фронта, в зоне боевых действий армии.

Вот как описал канун решающих битв у Берлина Израиль Абрамович Рыбкин, профессор, бывший друг отца, служивший в этой армии в качестве главного терапевта, майор медицинской службы в статье «С танковой армией до Берлина» (Газета «Правда Бурятии», 1975 г., №73, стр.4).

«Газета «Правда Бурятии» №73 (14652) от 28.03.75г.
С ТАНКОВОЙ АРМИЕЙ - ДО БЕРЛИНА

С первых и до последних дней Великой Отечественной сражался в рядах защитников Родины наш земляк, военврач И.А. Молдаванов. Он был выпускником, затем преподавателем военно-медицинской Академии в Ленинграде, из стен которой ушел на фронт.

О ратной судьбе подполковника И. А. Молдаванова известно немного.

Редакция попросила рассказать о нем бывшего главного терапевта 1 -й танковой армии, в составе которой воевал Молдаванов, И. А. Рывкина.

Была ранняя весна 1945 г. Войска 1-го Белорусского фронта, стоявшие у реки Одера, готовились к решающим боям: форсированию этой водной преграды, к штурму Берлина. Все знали, что бои будут тяжелыми, что столица Германии окружена мощными оборонительными сооружениями. Но был приказ Верховного Главного Командования: «Уничтожить фашистского зверя в его собственной берлоге».


В 80—90 километрах восточнее Берлина были расположены знаменитые Зееловские высоты, которые были фашистами превращены в блиндажи, вооруженные тяжелыми артиллерийскими орудиями. Все дороги к высотам простреливались, кругом были болота.

По приказу маршала Г. К. Жукова танки 1-й гвардейской танковой армии под командованием дважды Героя Советского. Союза, тогда генерал-полковника М. Е. Катукова (ныне маршала) пошли в атаку. Бои были тяжелыми. И вот тогда впервые мне пришлось познакомиться с Иннокентием Алексеевичем Молдавановым, главным хирургом нашей армии. Находясь непосредственно на передовой, Иннокентий Алексеевич руководил организацией помощи раненым, умело маневрировал нашими полевыми госпиталями и медсанбатами, и сам под огнем противника в тяжелых случаях становился за операционный стол и оказывал срочную хирургическую помощь. Воспитанник Военно-медицинской академии им. С. М. Кирова, прошедший отличную школу под руководством крупнейших специалистов, он был мастером своего дела.

Золотые руки хирурга и доброе сердце гуманного врача принесли Иннокентию Алексеевичу заслуженную славу и признание наших славных танкистов, бойцов и офицеров.
Начался долгожданный штурм Берлина. Фашисты сопротивлялись со всей отчаянностью обреченных. На улицах города шли ожесточенные бои, горели подожженные фаустпатронами танки. Тогда же был ранен и комкор, ныне командующий бронетанковыми войсками маршал А. Бабаджанян. И тогда вновь сказалось мастерство и мужество Молдаванова, оказавшего необходимую помощь А. Бабаджаняну. Искусство хирурга помогло ему скоро вернуться в строй и продолжать командовать корпусом.

И всегда коммунист, врач, высококвалифицированный специалист и верный друг Иннокентий Молдаванов был для нас всех примером служения долгу, партии, Родине.

У танкистов 1-й гвардейской танковой армии есть обычай: встречаться в первые дни сентября в Москве в Измайловском парке. И всегда танкисты, офицеры, врачи вспоминают добрым словом Иннокентия Алексеевича.

Больно вспоминать об ушедших друзьях, их уже не вернешь. Но его семья — жена, дочь, его земляки имеют право гордиться славным сыном Бурятии.

И. Рывкин
бывший главный терапевт 1-й гвардейской танковой армия,
г. Москва. 1975 г.»


Мои родители поддерживали связь с Израилем Абрамовичем после приезда из Германии в Советский Союз, переписывались, встречались, когда бывали в Москве. В одном из писем Израиль Абрамович писал: «Иннокентий был кристальным человеком, таким остался в нашей памяти...» (письмо от 8.05.74 г.). В последний раз они виделись, когда отец лежал в Московской клинике после тяжелой операции. Мама рассказывала, как два фронтовых товарища прощались и плакали.

Для меня отец был идеалом человека. Я ни разу в жизни не слышала повышенного тона в его голосе, неодобрительного отзыва о ком-нибудь, он всегда был спокойный, уравновешенный, добрый. Это был прирожденный врач, хирург. Все окружавшие его люди любили и уважали его.

Он был в то же время решительным, ответственным, великодушным, обладал чувством юмора и очень скромным человеком. Любил книги, собрал большую библиотеку.

Р.А. Шерхунаев в книге «Сыны славной Бурятии» (Иркутск, 1994, глава «Видный деятель медицины» стр.103) пишет: « В операционной полевого госпиталя тоже идет «бой», в котором люди самой благородной на свете профессии спасают сынов Отечества от смерти и страданий, борются за их жизнь. Военврач Молдаванов, не ведая страха, сражается за каждого из них доблестно и отважно: его нервы, казалось, были окованы будто сталью, руки аккуратные, сильные, искусные, ловко держащие хирургический инструмент, не знали ни малейшей дрожи; пальцы же, гибкие и подвижные, как у музыканта, творили чудо - оживляли омертвевшие ткани, ... ведь он в своем деле, в своей профессии властелин. Под яростным и зловещим грохотом орудий и разрывами смертоносных снарядов он спокойно делал свое дело... В его внутреннем спокойствии таилась сила, уверенность, любовь к жизни, презрение к смерти и непреклонная отвага. В эти минуты он совершенно забывал себя, вернее не думал о себе, внешней опасности - его ум, глубокий и аналитический, всецело принадлежал жизни оперируемого человека. Иннокентий Алексеевич был весь собран, сосредоточен, и каждая его хирургическая операция была подвигом, ибо он буквально вырывал подопечного из лап смерти, возвращая ему самое дорогое...»

Самое дорогое для человека - это жизнь. Действительно, у хирурга одна задача - спасти жизнь раненого человека в считанные часы. В этой схватке со смертью многое зависит от профессионального мастерства медика, его мысли, виртуозности рук, уверенности в действиях, собранности, самоотверженности, мужества, и главное здесь - от огромной любви к людям, во имя которой он готов на многое.

Медицинские части танковой армии находились в особых условиях работы: они должны были быть очень мобильны. Часть раненых сразу же после обработки отправляли в другие госпитали, но механиков-водителей лечили на месте. Михаил Ефимович Катуков как зеницу ока берег свой золотой фонд - свои кадры. Известно, что когда в Ставке Верховного Главнокомандующего обсуждался вопрос: не следует ли освободить танковую армию от «довеска» в виде медицинских служб (с этим предложением выступил маршал бронетанковых войск П.С. Рыбалко), М.Е. Катуков решительно возражал. «Наши врачи приобрели опыт по лечению ранений танкистов, - говорил он, - Их ранения особенные, специфические, очень часто связанные с сильными ожогами... (Кстати, у отца есть научная статья, посвященная лечению ожогов во фронтовых условиях). В обычных полевых госпиталях не всегда найдешь таких специалистов. Врачи наших танковых госпиталей своими умениями и опытом помогают сохранять нам самое ценное - золотой фонд армии - кадры танкистов. И если у нас в каждой операции будут новее госпитали, новые врачи, то многие танкисты не вернутся к нам в строй. Воинский коллектив танковой армии потеряет опытных обстрелянных бойцов. И не случайно, комплектуя новые экипажи, мы всегда стараемся в составе экипажа, расчета оставлять одного или двух бывалых воинов» (Катуков М.Е. На острие главного удара. М., 2003, с.305). Вот так на большом совещании, в присутствии всех ведущих командармов, Михаил Ефимович отстоял свои медицинские кадры. После выступления М.Е.Катукова И.В.Сталин спросил мнения других командармов. Все они поддержали Катукова. Это означало, что госпитали, санитарно-эпидемические отряды остаются в штатах танковых армий.

Владимир Беляев в предисловии к повести о врачах «Залив в тумане» писал: «В трудных условиях заполярной природы, под несмолкающий вой пурги, нередко под бомбами врага они оказывали помощь пострадавшим советским воинам так же умело, как делали это еще в мирное время в светлых, прекрасно оборудованных госпиталях Москвы и Ленинграда. И они добивались отличных результатов, ибо возвращали в строй восемьдесят три процента раненых и больных, попадающих в их руки.

Такого успеха не знала еще ни одна армия мира!» («Байкал», №2, 1963, с. 14). Действительно, что можно еще сюда добавить. 83% наших танкистов, летчиков, пехотинцев, солдат и офицеров восстанавливали свое здоровье и вновь вступали в бой. Какой триумф нашей военной медицины в Великой Отечественной войне! Во фронтовых условиях она помогала сохранить резерв опытных обстрелянных бойцов-танкистов, что имело огромное значение для армии, так как на обучение и подготовку танкистов-водителей требовалось немалое количество времени. Вот почему так высоко ценил мудрый полководец маршал М.Е.Катуков тех, кто нес медицинскую службу в его армии. Я думаю и горжусь, что здесь есть заслуга и моего отца, как главного хирурга армии, который умело руководил медсанбатами, госпиталями, сам вставал за операционный стол и спасал жизни наших советских солдат и офицеров.

В книге «Советское здравоохранение и военная медицина в Великой Отечественной войне в 1941-1945гг. (Н.Г.Иванов, А.С.Георгиевский, О.С. Лобастов. Л. 1985) есть слова: «Успехи, достигнутые в лечении раненых и больных, в возвращении их в строй по своему объему равны выигрышу крупнейших стратегических сражений». Р.Н.Григорьев, военный врач, выпускник ВМА в книге «Нас было 600» (Санкт-Петербург, 2002, с.278-279) пишет: «Трудно выделить наиболее памятные события времен войны. Были опасные события. Но память не о них. Памятны до сих пор наши люди, с кем довелось работать, встречаться. Смелые, доброжелательные, самоотверженные, все отдавшие во имя победы!» И далее из его книги: «Полагаю, что ответ на вопрос о конечных результатах своего труда хотел бы получить каждый из врачей, находившихся в действующей армии. И не приблизительно, а более или менее точно. Допускаю, что рано или поздно кто-либо обязательно проведет такую работу и опубликует хотя бы выборочные сведения. А пока ограничимся предположительным расчетом. Если допустить, что каждый однокурсник за время пребывания в действующей армии оказал помощь в среднем только одной тысячей раненых (а такая цифра, по моим представлениям, минимальная) и организовал их эвакуацию, то и при таком допущении наши товарищи способствовали возвращению в строй многих десятков тысяч солдат и офицеров. Этого количества хватило бы для укомплектования многих десятков дивизий. Таков очень приблизительный вклад выпускников академии 1943 года в общее дело Победы над гитлеровской Германией».

Мои родители участвовали в штурме Берлина, видели знамя Победы над Рейхстагом, пережили те волнующие события Победы над фашистской Германией. Я счастлива, благодарю Бога и судьбу, что мои родители остались живы после такой страшной войны, что они успели пожить в мирной жизни, порадоваться своим внучкам. Папа умер в 1973 году на шестьдесят пятом году жизни, мама ушла из жизни в 1993 г. в возрасте 83 лет.

После окончания войны родители продолжали нести службу в 1-й танковой армии в составе Группы Советских войск в Германии. С 1949 по 1953 год Иннокентий Алексеевич был главным хирургом медицинского отдела Восточно-Сибирского военного округа, затем был назначен начальником госпиталя в этом же военном округе. С 1953 по 1958 год работал старшим преподавателем военной кафедры Иркутского медицинского института. Летом 1958 года он был делегатом 8-го Международного конгресса онкологов в Москве. В этом же году демобилизовался из рядов Советской Армии в звании полковника медицинской службы и до 1963 года работал главным врачом Иркутского областного онкологического диспансера.


С 1963 года отец жил и работал в г. Улан-Удэ. До 1966 г. он был главным хирургом Министерства здравоохранения Бурятской АССР, затем с 1966-1969г. — главным врачом Республиканского онкологического диспансера.

За боевые заслуги отец был награжден орденом Красного Знамени, двумя орденами Отечественной войны второй степени, двумя орденами Красной Звезды, медалями «За боевые заслуги», «За оборону Советского Заполярья», «За освобождение Варшавы», «За взятие Берлина» и «За победу над Германией», «30 лет Советской Армии и Флота», «XX лет победы в Великой Отечественной войне», «50 лет Вооруженных сил СССР», «40 лет Советской Армии и Флота», юбилейной медалью «100 лет со дня рождения В.И. Ленина», нагрудным знаком «25 лет Победы В Великой Отечественной войне 1941-1945г.».

Маргарита Иннокентьевна Молдаванова
апрель 2010 г.

Tags: Буряты, лица эпохи

Recent Posts from This Journal

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 5 comments