dambiev (dambiev) wrote,
dambiev
dambiev

Из дневника полковника В. Борсоева. Донбасс. 1941 год.


Он погиб на пороге Победы. И родился весной, в середине апреля. Он так много сделал для Победы, что обязан был жить. Комбриги редко погибают в бою.

Прославленный земляк удостоен высшего звания посмертно в 1965 году. Однако малоизвестен факт: еще при жизни истребителя танков Борсоева представили к званию Героя Советского Союза после Курской дуги и форсирования Днепра. И о том есть скупая запись в дневнике Владимира Бузинаевича. Скорее всего, звание Героя заменили иной наградой — орденом Ленина.

Истребительно-противотанковая артиллерия по определению — отвага и расчет. Артиллеристов в русской армии называли интеллигентами. Владимир Бузинаевич Борсоев в июне 1941-го окончил академию им. Фрунзе. С первых дней Великой Отечественной капитан Борсоев — на фронте. Он и в бою оставался интеллигентом. Я держал в руках темную общую тетрадь — дневник военачальника. Поразил его бисерный ровный почерк. И это жарким летом 41-го!.. Сирота из бурятского улуса прекрасно владел русским языком. Этот дневник опровергает мнение, что в первые дни войны в советских частях царил хаос. О хладнокровии Борсоева, когда «шла лавина танков», а он, «вся шинель в пыли», спокойно отдавал приказы, писал его соратник А.В.Чапаев (сын «Чапая»). За время войны комбриг был трижды ранен.

Борсоев вел дневник всю войну, до 7 марта 1945-го... Но мы выбрали 41-й, когда танковые клинья Гудериана вонзились в Донбасс. Именно в первую годину войны, шаткую, неровную, в черноземной грязи боев ровным почерком писалась грядущая Победа.

Командир батареи В.Б.Борсоев. Уральский военный округ. г. Камышлово. 1935 год. Фото: Госархив РБ.

Начиная с 1941-го Борсоев был трижды ранен. Фото: Госархив РБ.

Командир полка В.Б.Борсоев. 1941 год. Фото: Госархив РБ.

В.Б.Борсоев среди слушателей Военной академии им. М.В.Фрунзе. 1938-1941 гг. Фото: Госархив РБ.

Из дневника В.Б.Борсоева. 1941 год

20 июля. Фастовец.

Утром в 6.00 выступили, не позавтракав, мокрые, как мыши, после дождя. Дождь льет беспрестанно. Грязь, машины не могут пройти: засевшие крепко-накрепко, стоят на всех дорогах. Лошадей кормить нечем, они выбились из сил. Верховых еще можно на привалах подкормить травой, а артиллерийских и обозных — совсем нечем.

В 14.00 вступили в бой. Наш первый бой с врагом. Он начался в самом худшем для нас положении: во-первых, все командные высоты были в руках противника, во-вторых, немцы, пропустив наш авангард, нежданно-негаданно ударили во фланги наших главных сил, в-третьих, вся наша артиллерия, оказалось, не была обеспечена бронебойными снарядами.

Теперь о ходе боя.

Из-за кургана вылезли танки противника. Их было примерно двадцать или тридцать. Началась ожесточенная пальба по нашей колонне.

Поднялась суматоха. Пехота залегла как и где попало. Артиллерия не сразу развернулась для отражения атаки танков. Остальные подразделения остановились на дороге, которая оказалась забитой обозом. Несмотря на сильную грязь, автобатальон начал движение по всему полю. Молодцы!

Я повел батарею по посеву, по колено в грязи. Лошади не идут. На них не действуют даже разрывы мин и снарядов. До чего наши лошади заморенные! Под ураганным огнем развернули упряжки. Зарядные ящики отвели назад, остановились. Орудия стали не все как надо. Одно орудие оказалось в лощиночке, откуда нельзя вести огонь прямой наводкой. Пришлось вмешаться...

Когда вся артиллерия, наконец, развернулась и начала вести огонь, танки противника повели огонь с места. Противник явно рассчитывал на панику, но просчитался. Была суматоха, но паники не было. Орудие старшего сержанта Лустенко было обстреляно первым, причем все мины легли прямо перед орудием, в пяти-шести метрах, но орудийный расчет ни на минуту не дрогнул.

Прямым попаданием в панораму разбило голову наводчика. К удивлению, он был жив и после трехчасового боя. Хорошо работало второе орудие. Здесь погиб комвзвода мл. лейтенант Синароса. Пуля пробила ему сердце. Он был инженером по нефтебурению. Одновременно убило и командира орудия. Расчет остался без командира. Пришлось мне пойти к орудию, назначить командира и подбодрить людей.

После десятиминутного боя орудия остались без снарядов: ездовые с зарядными ящиками не могли подъехать к позиции. Расчеты начали таскать снаряды в лотках. Я побежал к ездовым и под угрозой расстрела отправил все зарядные ящики к орудиям. На удивление бойцов, все они подъехали и выехали невредимыми. Дело в том, что немцы ведут не прицельный, а беспорядочный огонь.

Бой кончился около 16.00. Прошел, осмотрел батареи. Один командир батареи был ранен.

К вечеру все части сосредоточились в роще северо-западнее Васильково. Готовимся к наступлению.

21 июля. Фастовец.

С утра, в 5.00, начали наступление по ликвидации фастовской группировки противника. В упорных кровопролитных боях за день продвинулись на 8 километров вперед. Хваленая немецкая мотопехота бежала в панике!

Для лучшего обеспечения боя пришлось находиться на передовых наблюдательных пунктах и оттуда управлять огнем. Выдвинулся с управлением на один из курганов. Немцы обрушили на нас шквал минометно-артиллерийского огня. Из 8 человек нас осталось трое. Убиты командир взвода управления и командир отделения разведки, ранены три бойца.

К 15.00 мы достигли намеченного рубежа и начали закрепляться. Я решил пойти на одну из батарей, проверить и проинструктировать людей. Идти пришлось по чистому полю. Немцы, увидев меня, открыли огонь из танковых пушек. Удивительное дело: несмотря на то, что вели прицельный огонь, я успел скрыться за бугром. Но один снаряд все же разорвался возле и отбросил меня на полтора-два метра. Полежал немного, чувствую: изо рта идет кровь, болят правый бок и левая лопатка. С трудом встал и пошел к батарее. Пришел, показываю бойцам свой плащ — нет ли следа осколка. Вроде нет ничего... Я успокоился, думал, кровь изо рта от легкой контузии. Тут один боец говорит: «Э, товарищ капитан, у вас по плащу течет кровь». Оказалось, что нижняя рубашка, брюки и гимнастерка пропитаны кровью. Из чистой нижней рубашки сделали бинты и перевязали рану. Позвали медиков. Те ничего сами не стали делать, посадили в машину командира полка и отправили с красноармейцем в Васильково. Красноармеец тяжело ранен, ревет от тряски. Машина еле-еле идет — грязь по колено. Кое-как доехали до Васильково. Сделали перевязку и отправили в госпиталь. Это — бывшая городская амбулатория. Так много в нем раненых красноармейцев, что трудно даже пройти. По коридору — везде люди на носилках. Весь двор забит подводами и машинами. При мне налетели гитлеровские стервятники. Они бомбили госпиталь, хотя отчетливо видели, конечно, огромный красный крест. Многим еще добавили ран, многих убили.

Bо время налета наши зенитчики сбили двух фашистских стервятников.

Жаль, что меня так быстро ранило. Все мои стремления — быстрее вылечиться и обратно на фронт, громить врага!

С 26 августа по 11 сентября. Шахта №6. Красная Звезда. Провиданка.

Подготовить полк для боевых действий — дело не шуточное. До вчерашней ночи спал на голом столе, не раздеваясь. Только вчера достали постель, поставили койку.

20-30 сентября. Там же.

20 сентября получил приказ: погрузку оставить и начать регулярную учебу. Началось горячее время учебы. Сделали очень много. Всех командиров батарей пропустили через батарейные стрельбы. Все наводчики провели стрельбы прямой наводкой по движущимся танкам. Дополучили недостающую технику.

2-3 октября. Село Кутляровка.

Получили приказ занять оборону на фронте в 50 километров. Впервые встречаюсь с таким широким фронтом.

Комдив Герой Советского Союза полковник Провалов в шутку спросил: «Тов. Борсоев, вы встречали в академии разработки, чтобы на дивизию приходилось 50 километров фронта обороны?».

15 октября.

Ночью я выехал с 3-й батареей и занял огневую позицию на главном направлении. С 7.00 начался бой под дер. Елизаветовкой, в которой мы при смене позиции были дней пять назад. Видимость была очень плохая, стрельбу сначала вели по карте по площадям. К 12.00 видимость улучшилась, вели огонь по самому селу, где висел флаг немцев. В 16.00 наши пошли в контратаку и выбили немцев из с. Елизаветовки. Как было здорово бить по отступающей немецкой пехоте, когда она в панике бежала в лес! Разведчики батареи после каждого залпа только ахали. Настроение стало совсем другое.

18 октября. Рудченково.

Позиции заняли в самом Рудченкове, на площади. В 13.00 начался бой. Сначала пошли отдельные группы противника. Затем появились машины с пехотой, с пушками на прицепе. Если бы батарея работала хорошо, наводчики были поопытнее, то можно было уничтожить всю эту группу на машинах.

1 ноября. Красный Луч. Шахта 4-бис.

С утра гитлеровцы начали наступление. Несколько повторных атак на Красный Луч были отбиты нами. Батареи работали героически, вели огонь прямой наводкой и в упор разрушали дома, где скрывались немецкие автоматчики.

Вечером в с. Княгиневке ночевали: на северной половине — часть нашего полковника Кипиани, на южной половине — противник. За день нами уничтожено 2 миномета и до роты пехоты противника.

3 ноября.

Сегодня фашисты вздумали повторить наступление, но мощным огнем нашей артиллерии и дивизиона Зайцева «катюши» было выведено из строя больше половины живой силы противника, и его наступательный порыв выдохся.

Днем сидел, попивал чай. В это время разорвался снаряд под окном, повылетали все стекла, и в помещение попало несколько осколков. А я невредим.

За последнее время смерть на меня покушалась часто: три раза углем засыпало на терриконе... За три дня выведены из строя 2 средних командира. Салахин убит, Гершензон ранен и ранено три бойца.

4 ноября.

Получил строгий приказ Провалова: упорно удерживать занимаемый рубеж, ни шагу не отступать. Будем биться до последней капли крови. Ведем огонь почти беспрерывно.

7 ноября.

С утра туман, никакой видимости. Фашисты ведут беспорядочный, бесприцельный огонь. Мы тоже послали им «гостинца». Когда прояснилось и фашисты увидели на терриконе развевающееся красное знамя, они остервенело обрушились на террикон огнем из всех средств. Но у них ничего не вышло. Флаг наш стоит.

Что отрадно сегодня — ни в людском, ни в конском составе не было потерь. Это тоже в честь праздника!

8 ноября.

Как всегда, бой начался с утра.

Обнаружил ОП и НП батареи противника. Накрыли очень удачно, батареи противника замолчали навсегда. Командир отделения разведки сержант Леонтьев сделал смелую разведку, пристрелил четырех немецких офицеров и обнаружил скопившуюся пехоту противника — около 300 человек. Огнем 2-й батареи они обращены в бегство. Хорошо!

12-14 ноября. Красный Луч. Я — командир полка.

Днем вел огонь по окопавшемуся противнику из орудий 3-й батареи. В результате убито и ранено много немцев: после нашей стрельбы они начали на носилках уносить раненых. В ночь с 13 на 14-е пришли и добровольно сдались в плен 18 итальянцев. Мы истребили на зеленом бугре 15 немцев, бойцы захватили и поволокли одного раненого арийца, но он, не дойдя до штаба, умер.

15 ноября.

С утра сильных боев не было, с обеих сторон артиллерийско-минометная перестрелка. Пошел к переднему краю и зашел к Корнеевым, они мне предложили помыть голову. Я посидел немного, пока грели воду.

В это время противник начал артподготовку по поселку шахты 4-бис. Все стекла повылетали. Вдруг слышу: очень близко стрельба автоматчиков. Я вышел посмотреть, что делается. Вижу — немцы развернутым строем идут вперед, строча на ходу из автоматов. Некоторые уже в 50-100 метрах от меня. Я пробежал шагов 100 и окончательно выдохся. Местность подъемистая, грязь, а я одет плотно. Оглянулся, немцы подошли еще ближе. А впереди совершенно гладкий подъем. Пули летят все гуще и гуще. Тогда я решил встать и пойти во весь рост: все равно не уцелеть, хоть нагнусь — убьют, и пойду во весь рост — убьют... Уж лучше смерть принять стоя. Иду, пули около меня как град, но ведь уцелел! Пришел на НП, а там суматоха: связь с двумя батареями прервалась. Делать больше на НП было нечего. Максимова послал в 3-ю батарею, сам поехал в 1-ю. Совместно с подошедшей группой наших автоматчиков выбили противника из поселка шахты 4-бис и восстановили прежнее положение. Противник отошел с большими для него потерями. Полегло около 300 немцев.

Этот прорыв на узком фронте для всех бойцов и командиров послужит большим уроком. Мы будем, конечно, бдительнее.

28 декабря. Красный Луч.

Удар по Грибовке подействовал на немцев ошеломляюще: они в эту ночь без боя оставили дер. Яновку, шахту №12, шахту «Днепрострой», дер. Княгиневку и оттянули свои войска назад.

Получен приказ фронта о награждении меня орденом Красной Звезды. По случаю награждения выпили и пообедали.

Из наградных документов к ордену Красной Звезды

Тов. Борсоев В.Б. (начальник штаба 966-го артиллерийского полка 383-й стрелковой дивизии), руководя третьей гаубичной батареей в бою под Екатериновкой 16 октября 1941 г., нанес большое поражение противнику: уничтожено до одного батальона пехоты в Елизаветовке. В момент опасности окружения ОП батареи между Екатериновкой и Марьинкой Борсоев не растерялся, вывел ее из-под огня и продолжал наносить удары по врагу.

1-3 ноября Борсоев руководил подгруппой двух батарей. В боях под Княгиневкой проявил выдержку и стойкость в бою и уничтожил огнем до роты пехоты, несколько пулеметов и минометов. Принял смелое решение на выдвижение батарей для стрельбы прямой наводкой и было уничтожено до двух взводов пехоты, 8 автоматчиков и несколько мотоциклистов.

Открытие памятника Борсоеву в Улан-Удэ. Август 2014-го. Фото: baikal-daily.ru

Источник                                                                                              Автор Геннадий Башкуев

Tags: Буряты, Забайкалье, Иркутская область, История, СССР
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 2 comments