dambiev (dambiev) wrote,
dambiev
dambiev

Первый военный комендант освобожденной Одессы



Из воспоминаний полковника Степана Шабаева о его встречах с Героем Советского Союза   генерал-майором Ильей Балдыновым.
"После войны Илья Васильевич учился в Москве в академии Генерального штаба, я в это время был слушателем военной академии имени Фрунзе. Наше общежитие слушателей академии имени Фрунзе стояло на улице Кропоткина, 6, а по нечетной стороне в доме 11 учился генерал, а жил он недалеко от академии Фрунзе. Утром и вечером мы постоянно встречались, обменивались приветствиями, иногда и короткими беседами. На этот раз я пригласил его к себе в комнату. "Разве на часок", -- согласился он. Взяв набитый книгами портфель, я чуть было не уронил его: "Ну и ну, что там у вас под книгами?"

-- Что может быть у бедного студента, -- улыбнулся Илья Васильевич, -- у меня два дня свободных, вот и нахватал книг.

Пока я накрывал холостяцкий стол, он успел разглядеть мою комнату и мой студенческий быт. Но разговор наш был о войне. Я все время спрашивал, будто бы брал у генерала интервью.

-- Да, после академии, в 1937 году я получил назначение начальником штаба 11-го кавалерийского полка в Белоруссию. А потом по просьбе руководства родной республики его перевели в Дивизионную на такую же должность. Дорого обошелся ему этот перевод: два года отсидел в Читинской тюрьме. "А если бы служил в Белоруссии, не арестовали бы?" -- спросил я. "Не знаю, трудно предсказать, что будет в жизни".

Беседа наша продолжилась через несколько дней.

-- Как случилось, что стали комендантом Одессы?

На мой вопрос Илья Васильевич ответил кратко:

-- Над этим никогда не думал. -- А потом добавил: -- Вот что тогда было. Немцы ждали удара с востока и северо-востока. Западную часть города обороняла румынская 14-я дивизия. На востоке бои за Одессу продолжались уже несколько дней. Нам предстояло севернее города овладеть станцией Раздельное. Шли мы ночью. Представляете, какие темные ночи на юге. Проливной дождь был, порывистый ветер. Нам приказ: повернуть на Одессу. Остановил колонну, подождали, пока остальные подтянутся. Дальше пошли по азимуту, между озерами, по песку и вышли к западной окраине Одессы. Сам город за довольно широким лиманом. С командирами полков изучил по карте все подступы и, выслушав мнения, принял решение наступать по лиману. И мы пошли. Такого "изобретения" враг не ждал. Мы вышли в тыл 14-й дивизии, и румыны запаниковали. А тут вскоре Плиев своих казаков в конном строю поднял в атаку -- румыны бросились к порту. Их потери были большими, только пленных около пяти тысяч солдат и офицеров. О трофеях не говорю.

Илья Васильевич посмотрел на меня, внимательно изучая реакцию:

-- Так мы дошли до центра города, встретились с партизанами во главе с председателем горсовета. Вскоре подъехал командующий фронтом генерал армии Малиновский. "Товарищ генерал, -- докладываю ему, -- город освобожден. Командир 109-й гвардейской стрелковой дивизии гвардии полковник Балдынов". Командующий пожал мне руку и поблагодарил. Познакомившись с гражданскими, он снова обратился ко мне: "Товарищ полковник, назначаю вас комендантом города, поддерживайте порядок и, когда они, -- он указал взором на партизан, -- установят власть, догоните нас". Это была новая большая забота всех моих подчиненных. В каждом районе города комендантами были командиры полков и батальонов. Жители обращались с разными вопросами: одни пеклись о квартире, хлопоты других -- помочь разыскать пропавших без вести родственников. Мы многое сделали для города и населения, выполняя свой воинский и гражданский долг... Свою армию я догнал в Яссах.

Сейчас уместно напомнить, что 109-я гвардейская дивизия, пройдя с боями от Кавказских гор до Праги и на Забайкальском фронте от Хинганских гор до Порт-Артура, была награждена двумя орденами Красного Знамени и орденом Суворова второй степени. В честь ее гвардейцев столица нашей Родины салютовала 15 раз. И мы гордимся своим земляком комдивом Балдыновым, почетным гражданином городов Берислава, Одессы и Улан-Удэ.

Илья Васильевич родился в улусе Молоевском Эхирит-Булагатского района в семье скотовода. Однажды я сказал ему: "Вы первый из бурят стали генералом и, думаю, не только в этом первый". Он взглянул на меня: "Не понял, что ты имеешь в виду?" Я пояснил: "Ну, например, кто первый в Бурятии получил орден Красного Знамени?" Он запротестовал: "Нас же было пятеро, кто из нас первый!" Я с улыбкой сказал: "Вы -- и по должности, и по алфавиту". Он улыбнулся: "Допустим". Я добавил: "Вы первый курсант, как тогда говорили, нормальной военной школы". Илья Васильевич возразил: "Это не верно, нас было 25 -- все комсомольцы-добровольцы". Я согласился и тут же добавил: "Но из них никто, кроме вас, не вернулся в Верхне-Березовск, а вы приехали и стали первым командиром пулеметного взвода".

Я продолжал свое: "Вы первый начштаба, первый командир полка и комдив. Первый кавалер полководческого ордена Кутузова II степени. Первый слушатель академии Генштаба".

Илья Васильевич расхохотался: "Вот что я тебе скажу, дополни свой перечень -- я еще и первый милиционер, если не в Бурятии, то в Эхирите. Это точно!"

Так что, уважаемые земляки, знайте, кто был первым милиционером.

О наших встречах я рассказал своему однокашнику еще по Тамбову Ивану Тукееву. Он на три года старше меня, в войну был командиром отдельного батальона охраны маршала Толбухина. Он заинтересовался моим рассказом и выразил желание встретиться с генералом. И я взялся за организацию такой встречи.

В Хамовниках жил хороший знакомый, он работал там начпродом военных курсов, тех самых курсов, где перед началом войны преподавал И.В. Балдынов. Здесь и состоялась наша встреча. Хозяин квартиры и его супруга, Илья Васильевич с женой, Иван тоже с женой и я -- холостяк. Наговорились вдоволь, казалось, все вспомнили. Пели и танцевали. Да, это была замечательная встреча земляков. Генерал рассказал нам, как его встречали в 1945 году в родных местах, вспоминал свою молодость, а потом веселую бурятскую песню с шутками да прибаутками спел, мы, конечно, поддержали.

Валентина Ильинична от имени всех гостей тепло поблагодарила гостеприимных хозяев квартиры.

По существу это была наша последняя встреча. Еще раз мы повидались буквально на ходу. У меня в кармане лежало предписание прибыть в ставку Дальневосточного командования. Он пожелал мне дослужиться до генерала...


Tags: Буряты, История, СССР
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments