dambiev (dambiev) wrote,
dambiev
dambiev

Category:

Как служит единственный капеллан-буддист в Воору­жённых Силах Российской Федерации

Фото (с) Байкал Дэйли, (с) Пресс-служба Восточного военного округа, (с) Буряад Yнэн, (с) пресс-служба Бурятского государственного университета


Небезынтересное интервью с военным ламой капелланом 37-й отдельной гвардейской  мотострелковой бригады (г. Кяхта, Республика Бурятия) Баиром Батомункуевым опубликовано на сайте газеты Буряад Yнэн.

Баир Батомункуев, единственный в стране лама ка­пеллан. Имеет высшее буддийское и светское юри­дическое образование. Прошёл курсы переподго­товки в военном университете. В этом качестве в армии служит шесть лет и знает, для чего нужен капеллан.

- Баир лама, вы имели опыт военной службы до того как ушли в монахи? У вас есть воинское звание?

- Да, я прошел срочную службу в 1988-1990 годах в радиотехнических войсках в Якутии. Рядовой запаса, хотя служил на сержантской должности старшего механи­ка аппаратуры связи.

- А верующим были всег­да или это чувство прояви­лось у вас позднее?

- В юности не задумывал­ся об этом и ни во что не ве­рил, пока не пошел в армию. Перед этим моя бабушка, весьма набожная женщина, решительно повела меня по­молиться по нашим святым местам. Вслед за ней я ста­рательно выговаривал не­знакомые мне слова мантр и молитв, плохо представляя себе, где и как это может мне пригодиться.

Попал на Крайний Север, где в пургу можно ходить, только держась за леер – туго натянутый трос. Ветер около 30 м\сек., температура при этом 45-50 мороза. Ходить куда-либо одному строго за­прещала инструкция. Однаж­ды я пошагал с дежурства в столовую один, без смены, в нарушение всех правил. Но, предварительно уведомив дежурного офицера. Всего- то полтора километра вдоль леера, который, правда, за­канчивался за метров 200 до цели.

Был полный штиль. Тун­дра и северное сияние. И тут начинается пурга, да такая, что не видно не зги. Леер, как назло, закончился, даль­ше началось веселье. Меня начало болтать и таскать по тундре, я падал и подни­мался, снова падал. Дорогу потерял, леер тоже остался где-то позади. Проваливаюсь в сугробы, выкарабкиваюсь оттуда. Понимаю, что часть где-то рядом, но выбился из сил, лежу, и меня заваливает снегом.

Ко мне приходит осозна­ние того, что я нахожусь в конце своего никчемного и короткого существования. Начинаю вспоминать свою родину, друзей, родных и близких. Тут является моя бабуля и молча смотрит на меня своими подслеповаты­ми глазами. И мне на ум при­ходят слова молитв, которым она меня учила. Неумело и неуверенно начинаю бормо­тать эти слова и чувствую, что с каждым разом необъяс­нимым образом во мне про­сыпаются какие-то силы. В итоге я нашел дорогу и бла­гополучно дополз до места. Меня уже потеряли и органи­зовали поисковую операцию. Я стоял с обмороженным ли­цом перед командиром, и он распекал меня с помощью цветастых выражений. По­том благополучно вернулся домой, а через полгода учил­ся в буддийской школе при Иволгинском дацане. Бабуш­ка моя была счастлива.

- Удивительная история! А как вы стали капелла­ном?

- Совершенно случайно, а может быть и не случайно. Ведь в буддийской филосо­фии нет места случайностям, все явления и события име­ют некую закономерность. И в давние времена, и сегодня город Кяхта - это город во­енных. С ним связаны имена великих полководцев - мар­шалов Жукова и Рокоссов­ского. Не многие наши земля­ки знают, что инициатором и идейным вдохновителем создания бурятских казачьих формирований являлся вто­рой Пандито Хамбо лама Со­дномпил Хэтырхеев.

В 2003-2004 годах ко мне стали обращаться по­граничники Кяхтинского погранотряда с просьбами о духовной поддержке. А в 2012 году командование кяхтинской мотострелковой бригады предложило мне занять должность помощ­ника командира по работе с верующими военнослужа­щими (войскового священ­ника). На первых порах я работал неофициально, на общественных началах. В этом же качестве принял участие в совместных рос­сийско-монгольских воен­ных учениях «Селенга-2012», которые проходили на воен­ном полигоне в ста киломе­трах от столицы Монголии. А в мае 2013 года вышел приказ министра обороны Сергея Шойгу о назначении меня на должность помощ­ника командира по работе с верующими военнослу­жащими. С тех пор вот уже шесть лет работаю в этой должности, многое прошел со своими подопечными. Уча­ствовал во многих значимых мероприятиях, в том числе международных российско- индийских военных учениях «Индра». Принимал участие в масштабных военных уче­ниях «Восток-2015» и «Вос­ток-2018», которые проходи­ли на крупнейшем в стране воинском полигоне Цугол в Забайкальском крае.

- Баир лама, вы един­ственный капеллан - буд­дийский лама в Российской армии?

- Да, я пока единственный капеллан-буддист в Воору­жённых силах России. Хотя термин «капеллан» мне не очень-то и нравится. Слово «капелла» пришло из като­лицизма, означает походный католический храм. Надо признать, что этот термин прижился во многих традициях. На военных сборах встре­чаются представители всех основных религиозных кон­фессий России, работающие в армии. Это православные христиане, их большинство, а также мусульмане, их трое. И ваш покорный слуга, я такой один. Питаю надежды, что нас, буддистов, будет больше. Причины следующие, все- таки военнослужащих буд­дистов в армии достаточно много, и они хорошо служат. Так, танкисты-буряты регу­лярно занимают призовые места на всех этапах соревно­ваний «Танковый биатлон».

- Как вы переносите при­казную систему армейских отношений?

- Нормально. Вполне есте­ственно. Без подчинения не будет порядка, а будет анар­хия. Поэтому мы, священнос­лужители, попав в армию, должны придерживаться уставных взаимоотношений.

- А кто ваш командир в армии? Кому вы подчиняе­тесь?

- Здесь, в воинской ча­сти, я подчиняюсь непосред­ственно командиру бригады. Также я нахожусь в подчине­нии у начальника отделения по работе с верующими воен­нослужащими, который на­ходится в штабе Восточного военного округа.

- Совершаете ли вы ре­лигиозные обряды с солда­тами и офицерами?

- Регулярно. Иногда по их просьбе посещаю их дома для совершения ритуалов и дарования благословения их родным и близким. Также по­сещаю госпиталь и медчасть для общения с заболевшими военнослужащими. Часто вы­езжаю на полигон, где в по­ходных условиях совершаю богослужения, общаюсь с военными в коллективном и индивидуальном порядке. Стараюсь не просто читать молитву и совершать ритуал, но и объяснять их смысл.

- Интересуют ли ваших подопечных вопросы ре­лигии? Если да, то какие именно?

- Глубоко в философию солдаты не углубляются. Но встречаются иногда очень продвинутые, начитанные люди, в основном, офицеры. А в основном, интересуются сутью ритуалов, которые я провожу. Или вопросами бы­тового характера: «Что ожи­дает меня в этом году?»

- Не противоречат ли ваши религиозные убеж­дения вашей работе? Ведь в буддизме очень важен принцип ненасилия, со­страдания ко всем живым существам?

- На чаше весов - без­опасность моих родных и близких, наших народов и государства. Как сказал На­полеон Бонапарт: «Народ, не желающий кормить свою ар­мию, вскоре будет вынуж­ден кормить чужую».

Буддизму не свойствен абсолютный пацифизм, ибо последователь Учения Буд­ды не остаётся пассивным и бесстрастным созерцателем творящегося зла и насилия, но деятельно выступает про­тив него, исходя из состра­дания ко всем живым суще­ствам. Одним из ближайших к нам по времени проявле­ний этого принципа являет­ся участие буддистов в Вели­кой Отечественной войне. Не только буддисты-миряне, но и посвящённые монахи-ла­мы, получившие буддийское образование, без колебаний брали в руки оружие и шли на войну. Соответственно ника­ких ограничений буддийское Учение не накладывает и на несение воинской службы в мирное время. Страшно не оружие само по себе и важен не характер деятельности (мирный или гневный по необходимости), а мотивация (сострадание к живым суще­ствам), сущность (доброде­яние) и цель деяния (благо живых существ).

 
2.jpg








Как сообщает пресс-служба Восточного военного округа с начала минувшего года помощник командира соединения по работе с верующими военнослужащими - буддийский священнослужитель мотострелкового соединения, дислоцированного в Республике Бурятия, провел более сотни обрядов и служб, приняв при этом более 4 тысяч военнослужащих. Баир - лама проводит беседы со всеми желающими военнослужащими, чаще всего приходят за советом женщины военнослужащие. Вопросы у всех возникают разные, в основном бытовые. Также вместе с военнослужащими священнослужитель выезжает на полигоны, проводит обряды перед учениями различного уровня. Командование соединения отмечает что дисциплина и взаимопонимание между военнослужащими стали лучше, морально-психологическое состояние поднялось на более высокий уровень.


Tags: Армия России, Бурятия, Буряты, Забайкалье, Интересное, Россия
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 6 comments