dambiev (dambiev) wrote,
dambiev
dambiev

Categories:

Роль личности в развале Югославии. Янез Янша

Оригинал взят у richteur в Роль личности в развале Югославии. Янез Янша


К 25-летию начала распада Югославии решил подготовить несколько заметок о людях, сыгравших выдающуюся роль в этих событиях. Начало войны и ее ход представляются как нечто безальтернативное и обезличенное, хотя именно на таких поворотных моментах истории выделяются конкретные люди без участия которых итог был бы совсем другим. Поскольку ожесточенное противостояние изначально развернулось в Словении, хотелось бы первую заметку посвятить человеку, чья бешеная энергия и решимость во многом ускорила процесс получения этой республикой независимости. Зовут его – Янез Янша.


Родился он в 1958 году в провинциальном городке тогда еще Федеративной Народной Республики Югославия в рядовой семье. Служба его отца в Словенском Домобранстве (коллаборационистской пронацистской милиции) не помешала сыну поступить в Люблянский Университет на престижный факультет социологии, политологии и журналистики (аналог нашего МГИМО), причем диплом Янша защитил по теме «Гражданская оборона и общественная самозащита», стажировался в республиканском военном департаменте, что, несомненно, сыграло значительную роль в будущем. Будучи юношей с несомненно выдающимися лидерскими качествами и организаторскими способностями он вошел в руководство словенского комсомола и стал главой его секции гражданской обороны.



Место Социалистической Республики Словения в составе Югославии всегда было особым. С ранних средних веков эта крошечная славянская провинция входила в состав немецких герцогств и империй, так что к XIX столетию процесс германизации «вчерне» был закончен, однако… После Наполеоновских войн на востоке Европы зафонтанировала национальная сознательность и словенская аристократия, буржуазия, интеллигенция (еще вчера говорившие по-немецки и носившие немецкие имена) принимают славянскую идентичность, создают словенский язык и стараются дистанцироваться от этнических австрийцев, хотя и остаются лояльными подданными короны Габсбургов. В 1918 году Словения входит в состав Югославии и подчиняется сербским королям, сохраняя, однако фактическую автономию ввиду отличающегося языка (словенский похож больше на чешский, чем на сербохорватский), этнической гомогенности и «особости» - в отличие от боснийцев, македонцев, черногорцев, а иногда и хорватов, словенцы никогда не признавались Белградом частью «Великосербского» геополитического проекта. В межвоенный период словенцы находятся в позиции tertius gaudens, с выгодой для себя балансируя над схваткой сербов и хорватов, борющихся за политическую и культурную гегемонию внутри Югославии. А после войны их положение улучшается в разы.

Во-первых, новый вождь Йосип Тито был наполовину словенцем, во-вторых, словенцем был второй-третий (по официальной версии – а неофициально, может быть, и первый) человек в югославской коммунистической иерархии Эдвард Кардель, так что народ этот пользовался в Югославии полной неприкосновенностью. И без того отличное экономическое положение республики в 1945-1985 выросло на порядок; Словения стала центром элитного горного туризма и «витриной достижений социализма» для западных гостей Югославии; она была настолько открытой и свободной, насколько это вообще возможно для коммунистического государства. Не случайно из СР Словении почти не было эмиграции и именно в ней появились Славой Жижек и группа «Laibach». А в 1974 году после принятия новой «конфедеративной» конституции СФРЮ самостоятельность усилилась в разы. Но все равно вопрос о полной независимости уже стоял на повестке дня и открыто муссировался даже «словенцем №1» Карделем.


Здесь судили Яншу.

В такой обстановке рос Янез Янша – неудивительно, что он быстро понял куда дует ветер и принялся по-немецки методично выстраивать карьеру в нужном направлении. Во-первых, стал «золотым пером» журнала «Младина» (Юность) – формально органа словенского комсомола, а реально – открыто диссидентским и антиюгославским СМИ, в условиях турбулентных 80-х быстро ставшим мейнстримным и наиболее читаемым еженедельником в республике. Во-вторых, для успешной политической карьеры «необходимо пострадать» - и Янша разражается серией радикальных даже по меркам «Младины» материалов, остро критикующих ЮНА, Югославскую народную армию. Янша свирепо нападал на практику службы словенских новобранцев за пределами республики, где они, по его данным, занимались неоплачиваемым строительством генеральских дач. Журналист попытался сорвать прибыльную сделку по продаже югославского оружия агонизирующему коммунистическому режиму Эфиопии экс-министром обороны адмиралом Мамулой, названным им «продавцом смерти». А в конечном счете, готовил общественное мнение к поэтапному разрыву связей республики с федеральным центром. В 1988 году армейская контрразведка арестовала редакцию «Младины» в полном составе за разглашение военной тайны. Дело в том, что Янша покупал секретные данные для своих статей у сержанта-словенца Ивана Борштнера, служившего в шифровальном отделе.



Фигуранты "процесса четырех" в 1988 и 2008 годах.

Так называемый «процесс четырех» или «дело ЯБТЗ» (JBTZ – по первым буквам фамилий фигурантов) стал важной вехой на пути обретения Словенией независимости. То обстоятельство, что наряду с нарушителем присяги Борштнером судили трех, по сути, невиновных гражданских журналистов возмутило общественность. А то, что суд проходил на сербохорватском языке (официальном наречии армии) в Словении дало повод встать на дыбы и республиканскому руководству, неофициально поддержавшему фронду, разрешившему организовать 100-тысячный митинг в поддержку подсудимых. Яншу приговорили к 1,5 годам тюрьмы, из которых он отсидел в неге и комфорте 6 месяцев, а когда вышел –  политический климат уже поменялся, в республике зарождалась многопартийная система и наш герой стал одним из основателей демократического движения, в конце 1989 года вступившего в коалицию ДЕМОС (Демократическая Оппозиция Словении). В январе 1990 года развалилась федеральная коммунистическая партия, словенские коммунисты перекрасились в «Партию демократического обновления» и инициировали первые свободные выборы, на которых, с небольшим перевесом победил ДЕМОС (в свою очередь, экс-коммунист Милан Кучан с чуть большим преимуществом победил на президентских выборах). Однако, и словенские коммунисты, и демократы выступали единым фронтом за выход из состава СФРЮ. Этому воспротивилось федеральное руководство и ЮНА (неформально именумая "седьмой республикой" Югославии).Янез Янша стал  министром обороны в новом правительстве и приложил максимум стараний к организации национальных вооруженных сил, что было, казалось, безнадежной задачей.



Ведь ЮНА была 4-й по численности армией в Европе после СССР, Франции и ФРГ, обладала крупнокалиберной и ракетной артиллерией, множеством бронетехники (пусть и устаревшей), а также небольшим количеством военных кораблей и современных самолетов – однако у словенцев и того не было. Единственное, что у них было – отряды Территориальной Обороны (ТО), ополчения из резервистов, занимавшие важное, но второстепенное место в военной доктрине СФРЮ. В случае агрессии извне ТО должна была навязать оккупанту партизанскую войну, пока кадровые части отходят вглубь страны на перегруппировку и пополнение. По конституции СФРЮ 1974 года ТО подчинялись правительствам республик, таким образом, казалось бы, у Словении уже была «заготовка» под армию, но… за день до демократических выборов руководство ЮНА решило перестраховаться и попыталось разоружить словенское ополчение под предлогом «модернизации вооружения» (значительная часть огнестрела была еще со времен ВМВ). Однако произошла утечка и еще не вступивший к тому моменту в должность министра Янша ПРИКАЗЫВАЕТ ОТСТАВИТЬ сдавать оружие федералам. Отстоять удалось около трети содержимого военных складов, что в сравнении с идентичной ситуацией в Хорватии (где ЮНА изъяла ВСЁ оружие) было неплохо, но для построения армии – недостаточно. Однако ситуация с разоружением стала своеобразным «моментом истины» для выявления лояльности словенских служащих и офицеров – тех, кто выражал поддержку действиям федерального центра «брали на карандаш» и старались от них избавиться под любым предлогом. К началу войны в составе словенских войск не будет ни одного "волка в овечьей шкуре".

К осени 1990 чистка гражданского и военного аппарата Словении была закончена, а Янша получил карт-бланш на использование республиканских активов для закупки необходимого оружия и оборудования. Напомним, что республика была почти вдвое богаче развитой и курортной Хорватии, и в 2,5 раза богаче «основной республики» Сербии, так что с финансами проблем не должно было возникнуть. В результате, за неполный год было закуплено около 20 тысяч единиц стрелкового оружия, тысяча средств  ПТО и ПВО, а также такое ноу-хау военного дела как спутниковые телефоны, обеспечивающие шифрованную связь и широкополосные радиосканеры, благодаря которым коммуникации ЮНА были абсолютно прозрачными для словенцев. Всего это вкупе было достаточно для того, чтобы заново вооружить 30-тысячную ТО, но маловато для организации внушительного отпора ударным силам ЮНА.

Но на стороне Янши было несколько преимуществ. Во-первых, уже упомянутая этническая монолитность Словении: хоть в 90-м антикоммунистов поддержало чуть больше половины населения, но уже через полгода 88% всего электората выступило за полную независимость республики. В Словении не было «пятой колонны» чуждой национальности – даже немногочисленные живущие там сербы, как правило, были полностью лояльны новой власти. Как результат, у противников независимости не было «теневого кабинета» и, следовательно, «словенский вопрос» попросту не имел политического разрешения. Во-вторых, в военной сфере Янша полностью поставил на тактические уставы ТО, рассчитывая навязать федеральной армии партизанскую войну и прочие «непрямые» методы. Костяком словенских сил стали отряды спецназа полиции, вооруженные и обученные на уровне регулярной армии. Важное место в схеме словенской самозащиты занимали ополчения ТО, имевшие четкие зоны ответственности и снабженные современными средствами связи – но, вообще-то, на случай обрыва коммуникаций или ликвидации центрального командования, обученные также действовать автономно, по суворовскому принципу «каждый солдат знай свой маневр». The last but not the least в этой истории были отряды общей полиции со многочисленными добровольцами, выполнявшие вспомогательную, но тоже очень значительную роль. Взаимодействие армии с полицией облегчалось тем фактом, что министром внутренних дел был Игорь Бавчар, старый приятель Янши по комсомолу.


Янез Янша и Игорь Бавчар летом 1991

В-третьих, в пользу словенцев играл тот факт, что политическое руководство СФРЮ было разобщено и парализовано. На 1991 год существовало 3 центра силы:



1)федеральное правительство во главе с Анте Марковичем, умеренным социалистом, только что осуществившим удачную рыночную реформу и пытающимся сохранить целостную Югославию путем экономического нажима и политических уступок;



2)федеральная армия, чье руководство состояло преимущественно из твердых коммунистов и интернационалистов (генерал Велько Кадиевич - отличный пример), которые на полном серьезе воспринимали смену режимов в Словении и Хорватии как "контрреволюцию", "реванш нацизма" и "западную агрессию". Своей задачей они видели свержение новых правительств и восстановление власти компартии на территории Югославии в полном объеме;



3)руководство Сербии и Черногории, возглавляемое Слободаном Милошевичем, националистом, прагматиком и интриганом. После провала захвата власти во всей СФРЮ в январе 1990 года, Милошевич потерял интерес к мятежным республикам и объявил своим приоритетом защиту сербов в Хорватии и Боснии. Таким образом, сохранение Югославии не входило в его планы, но открыто объявить об этом он не мог, поскольку ярлык "разрушителей единой страны" уже был прикреплен к словенским и хорватским политикам. Вместо этого Милошевич как мог саботировал планы правительства Марковича и ЮНА по удержанию Любляны и Загреба. Тем не менее, федералы могли черпать хоть какие-то ресурсы исключительно из республик, подконтрольных Милошевичу, а Милошевич нуждался в армии, поскольку совсем недавно, в марте 1991 были подавлены мятежи демократической оппозиции - с большим трудом и при поддержке танков ЮНА. Итогом был такой Unholy alliance, который позднее даст Западу повод назвать операцию по восстановлению конституционного порядка - "великосербской агрессией".

(окончание следует)
Tags: Интересное, История, Югославия
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments