dambiev (dambiev) wrote,
dambiev
dambiev

Роль личности в развале Югославии. Гойко Шушак

Оригинал взят у richteur в Роль личности в развале Югославии. Гойко Шушак


Закончившись в Словении, война переместилась в Хорватию. Одной из ключевых фигур в этом противостоянии стал министр обороны Хорватии с 1991 по 1998 Гойко Шушак.


Гойко Шушак родился в Герцеговине в марте 1945, буквально за несколько месяцев до окончания Второй Мировой войны. Герцеговина, наряду с бывшей «Военной границей», считается сакральным для хорватской нации местом (как Косово для сербов), что, в сочетании с сильными католическими традициями и экономической неразвитостью региона привело к тому, что именно эта территория стала эпицентром самого радикального хорватского национализма. Там родились и «успешно» развили свою деятельность лидеры усташского движения и сановники НГХ Анте Павелич, Рафаэль Бобан, Андрия Артукович, Векослав Лубурич и многие другие «ультраправые», ставшие костяком нацистского коллаборационизма и «практической сербофобии». По легенде, и отец Шушака был усташем, и брат был усташем, которых в 1945 году расстреляли коммунисты — легенда эта, правда, не находит документального подтверждения, но учитывая, что сам Гойко Шушак во многом удовлетворял критериям нео-усташа, нетрудно в нее поверить.


Герцеговина - южный угол республики БиГ, гораздо меньший по размерам нежели Босния - но на порядок более вонючий.

Само собой, твердолобому хорватскому националисту, истовому католику, возможно, имевшему, к тому же клеймо «усташского отродья» в социалистической и светской Югославии было не преуспеть. На третьем десятке судьба оказала ему снисхождение: президент Тито в рамках сближения с Западом и ради сбрасывания демографических излишков открыл границы страны на выезд. Из СФРЮ тут же потекла река гастарбайтеров и невозвращенцев, в числе которых оказался и наш герой. По официальной версии, чтобы избежать службы в ЮНА, Шушак уехал в Австрию на выходные — и не вернулся обратно.

Стоит немного упомянуть о хорватской Диаспоре. Вообще, хорваты — небольшой народ, население их республики не превышает 4 миллионов. Еще полмиллиона живут в соседних Боснии-Герцеговине, Сербии и Словении. Но примерно такое же количество — 4-4,5 миллионов — рассеяно в «дальнем зарубежье». Как правило, в богатых и цивилизованных государствах типа Австрии, ФРГ, Канады, США, Австралии и Аргентины. Многие из этих хорватов уехали еще в XIX-начале XX вв., стали полноправными гражданами новообретенной родины, цивилизовались, получили воспитание и образование на порядки превышающее уровень, который светил им на Балканах даже в мечтах. Само собой, немало их разбогатело. Но Родину не забыл никто. Заграничные хорваты организованы в тесно спаянные, поддерживающие прочную связь с Загребом этнические группы, через которые великие державы могут организовывать денежную накачку и слив Важной Информации.


Многие хорватские эмигранты увозили с собой мечту о великой стране, которая ВСЕМ ПОКАЖЕТ! Ближе всего к ее воплощению подошел в 1941-1945 поглавник усташей Анте Павелич, при котором Хорватия включала Боснию и часть Воеводины. Правда, изначально он размахивался также на Словению, Далмацию, Санджак и Черногорию.

Исторически так сложилось, что после 1945 хорваты из Югославии ехали в основном, в Германию (разумеется, в Западную, что им в ГДР делать-то?). Культурные и политические связи, недалекое расстояние, богатство страны, ее нужда в дешевой рабочей силе и комплиментарность белых и неприхотливых хорватов немцам привели к тому, что их диаспора в ФРГ стала очень быстро расти. По некоторым оценкам, почти каждый десятый уроженец СР Хорватии рано или поздно уезжал в Германию. Но были и проблемы — хоть Югославия и была социалистической страной, она придерживалась принципа «и нашим, и вашим за копейку споем и спляшем», поэтому имела партнерские отношения с ФРГ. Пребывание хорватов на территории Германии строго контролировалось Управлением госбезопасности СФРЮ, агентами которой была нашпигована югославская эмиграция. Они споро и неотвратимо предотвращали даже мелкую уголовщину в среде мигрантов, не говоря уже о «вражеской контрреволюционной деятельности». Так что хорватская миграция в ФРГ носила преимущественно экономический характер. Если люди хотели делать Дела, им следовало задуматься о переезде в Новый свет.

Так что уже в 1969 году Шушак оказывается в Канаде, чья хорватская диаспора насчитывала более 100 тысяч человек. Почему в Канаде, а не в США? Во-первых, хорваты в США «размазаны» по стране гораздо сильнее, не образуя многочисленных землячеств; во-вторых, сложная юрисдикция Канады (федеративное королевство с республиканским устройством, фактически являющееся совладением США и Великобритании), ее слабая заселенность, пестрота национального состава и либеральное законодательство давали новоприбывшему гораздо больше возможностей, чем Штаты, к концу 60-х давно уже переставшие быть «страной мигрантов». И, конечно, канадская эмиграция была гораздо более оголтелой — каждое 10 апреля (день провозглашения фашистского НГХ на руинах Югославии в 1941) там устраивался открыто усташский праздник, где «леваки» не жаловались. Так что Шушак попал в близкую среду, пропитанную ультранационализмом, реваншизмом и католическим мракобесием. Перспективного паренька заметили и приняли, он наладил связи с экс-усташами и францисканцами, откуда-то добыл деньги и открыл ресторанчик, женился, завел детей. Делал масштабные и успешные инвестиции, стал зажиточным человеком и постоянно крутился в диаспоре, организуя хорватские воскресные школы, не пропуская ни одной праздничной службы, занимался «спортивно-патриотическим воспитанием», т. е. готовил боевиков. Конечно, по-настоящему развернуться ему не давали, потому что Югославия была еще нужна Западу. От отчаяния Шушак бросался в совсем уж упадочные авантюры, например, на 29 ноября 1979 года (день основания СФРЮ) он с друзьями попытался подбросить в югославское посольство наглухо закрытый ящик, внутри же содержался поросенок на котором было написано «Тито» - маршал к тому времени был уже смертельно болен и троллинг мог привести к интересным последствиям... Но полиция спасла «Тито», сорвав идиотскую выходку. Однако самого Тито не в состоянии была спасти никакая полиция — весной 1980 он умер.


Символ движения усташей - зажженная бомба с хорватской гербовой "шахматной доской", вписанная в литеру "U".

Надо сказать, что американские спецслужбы невысоко оценивали шансы сохранения Югославии в отсутствие столь мощной фигуры как Йосип Броз. На него была завязана практически вся дипломатия и межреспубликанские отношения, так что со смертью Тито СФРЮ начала сползать в международную изоляцию, а республики стали стремиться к автаркии. Впрочем, это обычное дело для всех коммунистических режимов, лидеры которых инсталлируются извне и являются штучными изделиями, которым невозможно найти замену, не разгромив созданное ими государство. Югославию кое-как скрепили проволокой зыбкого «федерализма», но всем было ясно, что это лишь тайм-аут на 10-15 лет. Советская перестройка катализировала процесс распада СФРЮ и уже во второй половине 80-х сепаратисты открыто заявили о себе. Как и в СССР, главными идеологами разрушения страны стали высокопоставленные югославские коммунисты, резко «осознавшие» свою национальную идентичность.


И в юности, и в зрелости и в старости Франьо сохранял верность военным шмоткам. Так бывает, если человек хочет мимикрировать под армейца...

Например, в роли знамени независимой Хорватии выступал бывший титовский партизан, самый молодой генерал ЮНА, директор крупнейшего научно-пропагандистского центра в стране Франьо Туджман. Вдруг ни с того ни с сего образцовый номенклатурщик, «историк», пачками печатавший кондовейшие талмуды с названиями типа «Создание социалистической Югославии», «Народно-освободительная война в Хорватии», «Югославянский комитет и создание единого государства югославянских народов» начинает демонстративно кривляться, заявляя, что хорватский язык не то, что сербский, а гораздо лучше; что число жертв усташей сильно завышено, а при Габсбургах и Гитлере Хорватии было лучше, чем в королевской или социалистической Югославии, теряет работу, попадает в тюрьму, становится международно признанным «узником совести». За что такие наказания? Официозная хорватская историография в попытках объяснить необъяснимое не гнушается даже такими анекдотическими измышлениями как взволнованный рассказ о том, что копаясь в архивных недрах Туджман нашел приказ об убийстве своего отца за подписью Тито — и тут же начал личный крестовый поход. На самом деле, все проще: выскочку и партназначенца Туджмана обвинил в плагиате действительно серьезный хорватский историк Любо Бобан, но дело спустили на тормозах, ограничившись тихим увольнением и оформив задним числом «диссиденство».


...потому что в штатском выглядит (почему-то) как стереотипный шпион.

Туджмана использовали как компромиссную фигуру для объединения усилий внутренних хорватских оппозиционных сил и группировок Диаспоры. И для тех, и для других использовались разные легенды: югославским автономистам рассказывалось, что Туджман — героический партизан, разочаровавшийся в диктатуре Тито и его выкормышей, отрывающих от Хорватии последнее ради того, чтобы накормить бездельников-сербов; внешним силам же пелась песня о достойном сыне мученика-оппозиционера, жаждущем восстановить Независимое Государство Хорватское — без коммунистов, сербов и евреев. Затея имела успех преимущественно за рубежом, поэтому Туджман постепенно «правел» и становился персонажем «на экспорт». Именно тогда, в 1987, он и встретился с нашим героем.


Шушак и Туджман в Канаде. Думаю, что это начало прекрасной дружбы.

По воспоминаниям Шушака, легко Туджману не приходилось: националисты-эмигранты постоянно припоминали ему коммунистическое прошлое и участие в войне «не на той стороне», открыто заявляя что-то типа «вот встретил бы я тебя 40 лет назад в лесу...» Но экс-генералу удалось наладить связи с Диаспорой обещанием реституировать собственность, создать этнически чистое хорватское государство, защищать интересы зарубежных соотечественников. Параллельно «внутренняя» хорватская оппозиция вела работу в самой СФРЮ. Главой хорватских «коммунистов» был избран очередной «чертик из коробочки» - тихий юрисконсульт-исполкомовец Ивица Рачан, тут же разрешивший создание оппозиционных партий, выведший свою компартию из союзного подчинения и объявивший о проведении весной 1990 многопартийных парламентских выборов. Разумеется, в них не преминул участвовать и Туджман, создавший Хорватское Демократическое Содружество — а Гойко Шушак энергично помогал привлекать заграничное финансирование, в общей сложности, собрав не менее 8 миллионов долларов — самую крупную кассу среди остальных сил, участвовавших в выборах.


А вот предвыборные плакаты, использовавшиеся, соответственно, коммунистами, перекрасившимися в "Партию демократических перемен" (слева) и Хорватским демократическим содружеством Туджмана (справа). За кого бы вы проголосовали, друзья?

Это были забавные выборы. Симптоматично, что проводились они по жульнической англосаксонской мажоритарной системе, доведенной до еще большего абсурда. Страна была разделена на избирательные округа, в каждом баллотировалось по несколько кандидатов от партий, допущенных к участию. Голосование проводилось в 2 тура. В первом туре побеждали кандидаты, набравшие 50% + 1 голос. Во втором туре оставшиеся места получали оставшиеся кандидаты, набравшие простое большинство голосов. В итоге туджмановское ХДС, набрав 38% голосов избирателей, получило 2/3 мест в парламенте и сформировало однопартийное правительство, а Туджман стал президентом. Оправдавший доверие Шушак был назначен министром по делам Диаспоры.


Ю-ху! Туджман победил, ликует. Лозунг недвусмысленный за его спиной: нужный человек и нужная партия в нужное время. Небось, сам сочинил.

Новое руководство Хорватии восстановило все старые национальные символы, разрешило вернуться в страну «контрреволюционным» эмигрантам, принялось утеснять сербов, составлявших 15% населения страны, повело открытый курс на выход из СФРЮ. Вялые протесты только раззадоривали аппетиты националистов, а федеральные органы как будто специально плескали масла в огонь где это было необходимо. Например, в Книнской Краине — месте компактного проживания сербского меньшинства в Хорватии вскоре после победы ХДС, чистки аппарата от сербов и запрета их языка происходит т. н. «революция бревен». Сербские силовики и чиновники захватывают отделения милиции и районные управы, создают отряды самообороны, спускают хорватские флаги, а от пытающихся восстановить порядок спецназовцев огораживают серпантинные дороги баррикадами из бревен. Хорваты попытались прилететь к ним на вертолетах, но ЮНА берет сербов под защиту, закрывает небо для полетов, угрожая истребителями. Так, небольшой гнойник постепенно превратился в воспаленный нарыв — а затем и в страшную гангрену. Ведь в 1990 году хорваты не собирались прогонять или убивать сербов — а только временно поразили их в правах, иногда даже обоснованно (например, в МВД Хорватии сербы составляли до 40% - почти в 3 раза больше, чем их пропорция в республике). Вмешательство ЮНА позволило Туджману спекулировать на теме антихорватской деятельности федеральных институций и работало на его рейтинг. Радикализация хорватских сербов, окрыленных поддержкой ЮНА и ведущих себя нагло позволила демонизировать их в глазах всего мира и дать Туджману карт-бланш на создание республиканской армии и открытый разрыв с Югославией. И так далее, со всеми остановками. А уйми хорватская полиция смутьянов в 1990 году — не было бы никакой Краины, бестолковое правительство популиста Туджмана через несколько лет сменили бы умеренные силы, отменившие его одиозные декреты (в реальности это произошло в 2000 году), но в республике бы не было войны, сербам не пришлось бы из нее бежать, и в новом, честном парламенте они имели бы куда большее представительство. Но история в данном случае не имеет сослагательного наклонения.


Первое время после победы на всех мероприятиях Туджман появлялся исключительно в компании загребского архиепископа кардинала Кухарича, иногда - муфтия Омербашича, но никогда с православным священником, даже для проформы. В балканских условиях - это НАЕЗД, и сербы попытались на него ответить.

Продолжение следует.

Tags: История, Югославия
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 1 comment