dambiev (dambiev) wrote,
dambiev
dambiev

Categories:

Казахстанцы в Вест-Пойнте. Часть 1


Военная академия Сухопутных войск США Вест-Пойнт (United States Military Academy) находится в десятке лучших учебных заведений в Штатах. Четыре года тому назад, по версии журнала Forbes, рейтинг вуза был выше рейтинга Гарвардского университета. Среди выпускников Вест-Пойнта немало видных деятелей. Академию окончили два президента США (Грант и Эйзенхауэр) и три руководителя других стран – Коста-Рики, Никарагуа и Филиппин.

Казахстанцы в Вест-Пойнте

Возможность стать кадетами академии, которой исполнилось в этом году 212 лет, получают всего лишь 6% кандидатов. Чтобы поступить сюда, нужно иметь рекомендацию от члена Конгресса, а иногда даже от президента. Существует программа обучения международных кадетов, имеющая лимит в 20 человек в год со всего мира. Обучение каждого из них обходится правительству США в 350 тысяч долларов – это сумма за все 4 года. После окончания Вест-Пойнта кадету присваивается звание лейтенанта и он возвращаются к себе на родину, чтобы прослужить в рядах вооруженных сил страны не менее 10 лет.

Казахстанцы в Вест-Пойнте

Программа обучения казахстанских кадетов в Вест-Пойнте существует четырнадцать лет, за это время академию окончили четверо выпускников, но, к сожалению, никто из них, по тем или иным причинам, не служат в вооруженных силах. Сейчас Казахстан в Вест-Поинте представлен наибольшим числом кадетов: по правилам академии одновременно из одной страны могут учиться не более четырех человек. Благодаря разрешению суперинтенданта Вест-Пойнта генерал-лейтенанта Роберта Каслена, наши журналисты смогли встретиться и поговорить с казахстанскими кадетами в кампусе Вест-Пойнта, который находится недалеко от Нью-Йорка.

Казахстанцы в Вест-Пойнте

Темирлан, курсант 2-го курса:

– До 11-го класса я и предположить не мог, что выберу профессию военного. Когда моя старшая сестра предложила мне попробовать свои силы в этом направлении, я просто рассмеялся. Она рассказала мне о военной академии Вест-Пойнт, о ее первой девушке-выпускнице Елене Милюк, и тут я уже загорелся. Моя сестра всегда направляла меня и мотивировала заниматься самообразованием. Поэтому я решил, что должен последовать ее совету.

Казахстанцы в Вест-Пойнте

– Когда я ознакомился с требованиями для поступления в Вест-Пойнт, то понял, что это в моих силах. После шестого класса поступил в Казахско-турецкий лицей-интернат, где, конечно, я не был гением, но у меня был хороший уровень знания английского языка и я уделял большое внимание спорту – футболу и греко-римской борьбе.

Казахстанцы в Вест-Пойнте

– Я до сих пор помню, как сидел в кабинете, когда мне позвонил David Bennett, подполковник, возглавлявший в то время отдел военного сотрудничества при американском посольстве в Астане. Это был самый первый этап – телефонное интервью. Я очень волновался во время разговора, но, видимо, все прошло удачно, потому что позже меня пригласили в Астану для участия в следующем этапе. Мы проходили личные собеседования и сдавали экзамен по физической подготовке. В первом туре было примерно от 300 до 500 претендентов, но в конце осталось только 10. Мы бегали на длинные дистанции, подтягивались, отжимались, показывали все, на что мы способны. Я сделал больше всех отжиманий, побил рекордный норматив по прессу, пробежал быстрее всех – в общем, старался как мог. Кроме того, важно было хорошо сдать экзамены по английскому языку, такие как TOEFL и SAT. По всем экзаменам у меня были отличные результаты.

Казахстанцы в Вест-Пойнте

– На заключительном этапе меня пригласили на решающее интервью. Когда я зашел в кабинет с папкой в руках, набитой различными грамотами и медалями, никто к ним даже не притронулся – этим никого не удивишь. Все внимание было сосредоточено на моем поведении, характере и том, как я вел себя во время разговора. В конце интервью подполковник David Bennett спросил у меня, осознаю ли я всю серьезность того, на что подписался, и готов ли я, будучи офицером, вернуться в Казахстан и служить своей стране.

Казахстанцы в Вест-Пойнте

– Чем больше этапов я проходил, тем больше укреплялся в мысли, что хочу посвятить свою жизнь военной службе. Уже тогда я не мог представить себя учащимся в гражданском вузе. Весь процесс поступления длился около полугода (с сентября по январь), и результаты мне обещали сообщить весной. Это было очень долгое время ожидания. Помню, как в один момент я даже отчаялся получить хорошие вести.

Казахстанцы в Вест-Пойнте

– Весной меня направили на олимпиаду по физике, которая проходила в Байконуре, и на обратном пути мне позвонили из Назарбаев Университета, в который я также подал документы, и сообщили, что я не набрал необходимое количество баллов. Я до сих пор отчетливо помню состояние злости и разочарования, которое охватило меня. Казахстанский вуз мне отказал, а из отдела военного сотрудничества никто не звонил. Весь месяц я находился в депрессивном состоянии, и вдруг позвонил David Bennett и сказал: "Темирлан, поздравляю, ты поступил в Вест-Пойнт!". Я растерялся, даже онемел. Потом побежал в класс, к друзьям, и начал прыгать от радости!

Казахстанцы в Вест-Пойнте

– Я не знал, куда еду, что меня ждет, и даже не представлял, насколько изменится моя жизнь. По прилету в аэропорт JFK в Нью-Йорке нас встретили представители Вест-Пойнта. Меня поселили в семье американского военного, которая помогла мне влиться в обстановку.

Казахстанцы в Вест-Пойнте

– За два дня до начала курса молодого бойца, когда я проходил медкомиссию, нас попросили заполнить медицинскую карточку с прививками, которая была на английском языке. Тут меня мой английский и подвел. Я ошибочно ответил, что не получал эти прививки, и в результате одновременно получил сразу девять прививок. На следующий день я еле встал и понял, что все мое тело как будто рассыпается на кусочки. Я едва стоял на ногах, хорошо, что в принимающей меня семье были врачи – они помогли мне прийти в себя.

Казахстанцы в Вест-Пойнте

– Сержанты и офицеры обращались с нами так, как хотели. Мы неделями могли ночевать в лесу под дождем, передвигаясь с места на место и выполняя различные задания и военные операции. Мы стреляли из различных видов оружия, взрывали мины, кидали гранаты, падали в болото, ориентировались в лесу, кишащем змеями. В общем, за эти недели я узнал и увидел столько, сколько не видел за все годы, проведенные дома. За такое короткое время из простых учеников нас превратили в кадетов с отточенными военными знаниями и умениями.

Казахстанцы в Вест-Пойнте

– Академическая система обучения здесь очень интересная, мы заранее сами проходим темы и приходим на занятия, чтобы просто спросить то, что мы не поняли. Тем самым в нас пытаются развить самодисциплину и ответственность. Огромная академическая нагрузка сразу ощущается. К примеру, в эту неделю мне необходимо сдать сразу пять проектов и подготовиться к двум большим экзаменам.

Казахстанцы в Вест-Пойнте

– В отличие от наших военных академий здесь нет физического насилия. Будучи первокурсником, я испытал психологическое давление со стороны старших. Старшекурсники могут подойти и запросто накричать на тебя, например, за то, что ты шагаешь не так быстро или во время обеда ты по ошибке положил салфетку или вилку с ножом не на то место.

Казахстанцы в Вест-Пойнте

– У меня часто возникают мысли о том, как меня будут воспринимать мои сослуживцы и земляки, когда я вернусь в Казахстан. Ведь то, через что сейчас приходится проходить мне, сильно отличается от того, через что проходят мои ровесники, выбравшие военный путь. Кто-то может позавидовать, а кто-то наоборот – в общем, не знаешь, какой реакции ожидать. Американцы, когда видят человека в военной форме, подходят к нему и благодарят, говоря: "Спасибо за вашу службу, за то, что вы защищаете Родину и всех нас". В нашей стране у военнослужащих такого статуса, к сожалению, нет. Часто думают про них как про ограниченных людей, не способных ни к чему, кроме как к выполнению приказов. По возвращении назад я всеми силами буду пытаться сломать этот стереотип, чтобы помочь людям осознать, что быть военным – это огромный труд.

Казахстанцы в Вест-Пойнте

– Здесь, в Вест-Пойнте, мы проходим хорошую школу психологической и физической устойчивости. Колоссальное давление, которому подвергаются кадеты изо дня в день на протяжении всей учебы, не каждый может выдержать. Казахстанские курсанты, читающие сейчас мои слова, думаю, прекрасно меня поймут и согласятся со мной. Но я знаю, что я должен выдержать и достойно окончить академию. И я полностью уверен: оно того стоит!

Казахстанцы в Вест-Пойнте

Абылай, кадет 1-го курса:

– До Вест-Пойнта я три года изучал химическую инженерию в Назарбаев Университете. В военкомате Сарыаркинского района Астаны, где я был приписан, случайно прочитал объявление о наборе курсантов в американскую военную академию.

Казахстанцы в Вест-Пойнте

– Я из семьи военных, один мой дедушка, Садык Джумабаев, был начальником штаба 1084-го полка 310-й стрелковой дивизии. В 1941 году он геройски погиб при обороне деревни Пчево Ленинградской области. А второй мой дедушка, Салык Ахметов, был летчиком, дважды награжден орденом Красной Звезды. За годы войны он совершил более 400 боевых вылетов. Его самолет был дважды сбит в тылу противника, но оба раза ему удалось выжить. Он был в числе первых трех азиатов, которые окончили Тамбовское высшее военное авиационное училище, где готовили летчиков-асов и офицеров старшего командного состава ГВФ Советского Союза.

Казахстанцы в Вест-Пойнте

– Я всегда хотел быть похожим на своих дедов. С малых лет меня интересовала военная история, кроме того, я занимался различными видами спорта. Поэтому я приложил все усилия, чтобы стать кадетом лучшей военной академии.

Казахстанцы в Вест-Пойнте

– Во время первой адаптационной недели я жил в семье боевого офицера, отставного полковника, который воевал в Ираке и Афганистане. Он делился своим опытом и просто поддерживал меня морально. И до сих пор у нас дружеские отношения. Каждый месяц во время увольнительной мы встречаемся, а по телефону общаемся практически каждый день.

Казахстанцы в Вест-ПойнтеКазахстанцы в Вест-Пойнте

– Позже, когда начались полевые сборы, я увидел девушек и очень удивился. Было непривычно встретить женщин на полигоне, а не в штабе, например. Но в американской армии гендерная политика очень гибкая, это считается естественным. Для того чтобы преодолеть стереотипное мышление, с нами работали психологи из программы противодействия дискриминации женщин.

Казахстанцы в Вест-Пойнте

– По итогам первого семестра я нахожусь на 79-м месте среди 1200 кадетов своего класса. Мы все здесь стараемся быть достойными нашей Родины и хотим показать, что казахстанцы не лыком шиты. Кроме того, я вхожу в состав сборной академии по боксу. Как только я приехал сюда, у меня была цель попасть в команду по боксу, которая считается одной самых сильных сборных в стране. В этом году она стала семикратным национальным чемпионом. В начале года набирается около 150 новичков, и в течение трех с половиной недель проходит жесткий отбор. По окончании осталось 35 человек, из них прошли самые сильные 15 человек. В этой команде всего 42 человека из четырех курсов.

Казахстанцы в Вест-Пойнте

– После занятий мы каждый день тренируемся по три часа в день пять раз в неделю, а по выходным проводятся бои. И так на протяжении всего года. В этом году я прошел все отборы и провел четыре рейтинговых боя, три из них я выиграл, один проиграл. Национальная студенческая лига дала мне звание Academic All-American, которое дается членам чемпионской команды, имеющим отличные успехи в учебе.

Казахстанцы в Вест-Пойнте

– Я сразу понял, что американская армия очень организованная и продуманная. Даже дедовщина, которая неизбежно возникает в любой армейской системе, была взята под контроль, легализована, так сказать. В отличие от нашей она использует только моральное подавление личности, исключая любые телесные наказания.

Казахстанцы в Вест-Пойнте

– По военной системе сейчас я рядовой, на втором курсе буду капралом, на третьем – сержантом и по окончании – лейтенантом или капитаном. А по второй, жаргонной, сейчас я плебей, затем – як, корова и наконец – аристократ. Плебеи – это низшее звено, для которых существует целая куча правил и ограничена свобода действий. Например, мы не можем разговаривать на улице без разрешения старшего по званию, когда идем по коридору, мы должны сжимать кулаки и идти, касаясь плечом стены, или есть определенным образом. Также у нас есть много нарядов, таких как уборка казарменных территорий, вынос мусора, раздача постиранной одежды и т.д. Старшие курсы от всех этих обязанностей освобождены. То есть действует естественный отбор: мало того что в академии тяжело учиться, плюс к этому есть моральное давление со стороны старшекурсников. Поэтому в начале первого курса многие курсанты не выдерживают и уходят.

Казахстанцы в Вест-Пойнте

– Но бывают дни, когда мы можем почувствовать себя наравне с четверокурсниками, время, когда они получают свой именной перстень или когда у кого-то из них день рождения. После церемонии или мероприятия мы можем с ними немного "поиграть", и они не имеют права наказывать нас в отместку. В этот день мы поджидаем старшекурсника возле дверей его комнаты, хватаем, обматываем скотчем и кидаем в тележку. Или привязываем к столбу на центральной площади, и он стоит там всю ночь, пока утром его не освободят. Конечно, офицеры этому препятствуют, но это давняя традиция, таким образом первокурсники снимают напряжение. Еще один пример – день, когда они получают свои значки, обозначающие их род войск, которые обычно прикрепляют на иголках на груди с правой стороны. И мы можем похлопать или ударить их по жетону, и они должны промолчать. Но если кто-то проявляет при этом эмоции, то это его не красит.

Казахстанцы в Вест-ПойнтеКазахстанцы в Вест-Пойнте

Источник

Tags: Армия Казахстана, Интересное
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 1 comment