dambiev (dambiev) wrote,
dambiev
dambiev

Редкая фотография хорунжего ЗКВ Цокто Бадмажапова.


Цогто Гармаевич Бадмажапов (1879-1937), происходил из казачьего сословия кяхтинских бурят. Агент русского Генерального штаба. Сподвижник Петра Кузьмича Козлова - русского исследователя Монголии, Тибета и Синцзяна, видного участника "Большой игры" ( геополитического соперничества между Британской и Российской империями за господство в Южной и Центральной Азии ). Под катом статья Андрея Сотникова об этом выдающемся человеке и ссылка на статью в журнале "Вокруг света", посвященную экспедициям Русского географического общества под руководством подполковника Генерального штаба П.К. Козлова в этот регион.

К 135-летию со дня рождения первооткрывателя «Города мертвых» –Хара-Хото – Ц.Г. Бадмажапова.

В отделе письменных памятников Востока Института монголоведения, буддологии и тибетологии БНЦ СО РАН хранится редкий документ – «Бадмажапов Ц.Г. дело №30 Бм/ф 486. Описание поездки в Энцзин-гол(приложены 13 фотоснимков и письмо Бадмажапова 1907 г. 36 стр.». Это рукопись дневника Цокто Гармаевича Бадмажапова «25-дневная поездка от резиденции князя Алаша Вана до ставки Торгоуд-Бэйлэ», составленного им после посещения им в 1907 г. Торгоутов в Эцзин – гол и поездки в район Хара- Хото.

Хара-Хото – «Город мертвых». Этот неведомый, затерянный в песках Алашаня город, словно мираж появлялся и исчезал перед взорами купцов и путешественников. Все великие исследователи Центральной Азии – Пржевальский, Потанин, Обручев, американец Р. Эндрюс, швед Свен Гедин – мечтали найти этот призрачный город. Его тщательно скрывали проводники – тангуты и торгоуты, направляя экспедиции далеко от места древней столицы тангутского царства Си Ся, разрушенного сначала Чингисханом в XIII веке, а затем и китайцами в ходе междуусобных войн. Ни одна попытка найти «Город мертвых» не увенчалась успехом.

Так, по долине Эцзин-гола проследовал Владимир Обручев, но торгоуты скрыли существование Хара-Хотои возможность проникновения в Алаша по кратчайшей дороге, принудив его сделать огромный крюк.

Только человек, пользующийся доверием местного населения и отлично знавший эти места, мог приблизиться к стенам этого засыпанного песками города. Этим человеком и стал уроженец села Цагаан Челутай Кяхтинского района Бурятии Цокто Бадмажапов, бессменный проводник и соратник русского путешественника Петра Козлова.

В своем дневнике в 1907 году Бадмажапов писал: «Местность, в которой расположены развалины (Хара–Хото), представляет из себя долину, расположенную на северо-западе от Алашаньских больших песков. Сами развалины «Хара-Байшин» представляют собою обычную характерную внешность китайских городов…».

Бадмажапов дал подробную характеристику разрушенных временем и занесенных песками стен, зданий, субурганов, монастырей, черепков глиняной и фарфоровой посуды. Тут же он привел легенду о последнем властителе города Баторе Хара Цзян Цзунь, зарывшем где-то в городе 80 арб серебра и других ценностей. Правитель погиб в бою с императорскими войсками, умертвив сына и дочь, чтобы те не попались в руки врагам.

Сегодня известно кто первым открыл «Мертвый город». Однако ранее вокруг этого вопроса развернулась целая интрига. По версии востоковеда Е.И. Кычанова и д.и.н. Ш.Б. Чимитдоржиева, основанной на документах, письмах и дневниках Цокто Бадмажапова и письмах самого Петра Козлова, представляется очевидным – первооткрывателем Хара-Хото был Бадмажапов. Экспедиция же П.К. Козлова в долину Алашани в 1908 году прошла по тому маршруту, который был детально описан в дневнике самого Бадмажапова. Есть неопровержимые факты, что Козлов к этому времени имел при себе письмо Бадмажапова с фотографиями об открытии им «Мертвого города». В то же время научное и детальное описание Хара-Хото дал именно Козлов на отчете перед Русским географическим обществом. Было бы вернее назвать этих двух выдающихся людей сооткрывателями этого таинственного города.
В 1889 году Цокто Бадмажапов отправился проводником в составе экспедиции Козлова и с этого момента началось их сотрудничество и дружба, длившееся до конца жизни. Во время Монголо-Тибетскойэкспедиции Бадмажапов был не только проводником, переводчиком, но и получил чин хорунжего и денежную премию. В одном из своих дневников Петр Козлов рассказал об одной опасной ситуации, в которую попали проводники в городе вблизи монастыря Хор–гамдзе в предгорьях Тибета. Толпа разъяренных и вооруженных саблями тибетцев окружила Бадмажапова и его соратников, готовая их убить:

«Тогда он (Бадмажапов) вынул револьвер и объявил тибетцам, что если они не очистят коридора, то он половину их перестреляет. Это заявление подействовало и толпа быстро освободила дорогу из дома, но заняла весь двор. Выйдя со своим спутником на лестницу, он и здесь с револьвером в руке потребовал удаления толпы из двора, что она также исполнила… При появлении Бадмажапова на улице, толпа и здесь отступила и он со своими спутниками, пользуясь замешательством тибетцев, вскочил на своих лошадей и направился вон из города».

В 1902 году Цокто Бадмажапов стал доверенным лицом торгового дома кяхтинских купцов «Собенников и братья Молчановы» в Алашани. Затем он в 1907–1909 годах вместе с Петром Козловым отправился в Монголо-Сычуаньскую экспедицию. В 1910 году он в качестве переводчика в управлении Забайкальского военного губернатора, участвует в переговорах с монгольскими повстанцами. В 1913 году в составе монгольской делегации во главе с премьер-министром Сайн-нойон-ханом выезжал в Санкт-Петербургдля участия в переговорах с российскими министрами, а затем принял участие во Всемирной выставке в Париже. В этом же году вместе с хамбо-ламой Даши-Доржо Этигэловым и другими выдающимися людьми Бурятии участвовал в торжествах в честь 300-летия дома Романовых.

После победы национально-демократической революции 1921 года в Монголии он, как активный участник строительства новой Монголии, занимал различные высокие должности, в частности, возглавлял Монголстрой, являлся членом правления Монголценкоопа и Монголтранса.

В 1932 году Цокто Бадмажапов был выслан из Монголии как «агент иностранной разведки» и осужден на пять лет Московской коллегией ОГПУ. Он прошел лагеря Средней Азии, Сыктывкара. Был освобожден, но в 1937 году вновь арестован и расстрелян. Реабилитирован посмертно в 1957 году, а в 1981 году пленум ЦК МНРП снял с него все обвинения.

…Добротный в пять комнат прекрасно отделанный, с богатой библиотекой, дом Цокто Бадмажапова в Урге (Улан-Батор) был всегда открыт для друзей. Почти все исследователи Центральной Азии гостили здесь в кругу семьи с радушной хозяйкой дома Идой Павловной Балашовой, на которой женился Бадмажапов, когда она осталась вдовой с четырьмя дочерьми. От этого брака родились дочери Тамара, Дэви, Осорджама и сын Гава.

Блистательная и насыщенная жизнь этого человека и сегодня служит примером служения науке, народам России и Монголии.

Андрей Сотников


Ссылка на статью про П.А. Козлова  http://www.vokrugsveta.ru/vs/article/8050/

Tags: Буряты, казаки
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 11 comments